Песня «Всё для них»
исполнителя Леонид Фёдоров.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Всё для них Спящих на ветвях моих Словно на руках моих Словно на плечах Словно на плечах Кто из тех Станет говорить за всех Будет говорить за всех Будет говорить Будет говорить Будет говорить Долго, долго, долго Сладко или горько У-у-у-у Сладкая и горькая Гордые Мои слёзы твёрдые И лежат, как мёртвые Все слова мои Все слова мои Долго, долго, долго Сладко или горько У-у-у-у Сладкая и горькая

Другие песни исполнителя:

  • (текст: Дмитрий Авалиани, Дмитрий Озерский) Чем всё подлей – тем подлиннее боль: едва подумал, как взяла зевота. На улице и воздух, как болото, лишь некого назвать юродивой, юдоль. А есть же способ «нет меня» сказать, авось споёт пустоты благодать. Сосуды сообщаются, но кто наполнит опустевшее пальто? Здесь Фонари поют Город говорит Про звезду мою Больше чем осталось Больше чем осталось Решусь ли, чтобы солнечная лава всё залила – и ниши, и анклавы? Я так привык толочься возле хлева, не заходя, танцуя для сугрева. Здесь... Я выплакал печаль, я плащ её обрезал я вместо плаща дал ей строгий плат. Пусть яблони он пламенем объят, высокий лоб светло плывёт сквозь бездну. Здесь Фонари поют Город говорит Про звезду мою Больше чем осталось Больше чем осталось
  • Лежит в столовой на столе труп мира в виде крем-брюле. Кругом воняет разложеньем. Иные дураки сидят тут занимаясь умноженьем. Другие принимают яд. Сухое солнце, свет, кометы уселись молча на предметы. Дубы поникли головой и воздух был гнилой. Движенье, теплота и твердость потеряли гордость. Крылом озябшим плещет вера, одна над миром всех людей. Воробей летит из револьвера и держит в клюве кончики идей. Все прямо с ума сошли. Мир потух. Мир потух. Мир зарезали. Он петух. Однако много пользы приобрели. Миру конечно ещё не наступил конец, ещё не облетел его венец. Но он действительно потускнел. Фомин лежащий посинел и двухоконною рукой молиться начал. Быть может только Бог. Легло пространство вдалеке. Полёт орла струился над рекой. Держал орёл икону в кулаке. На ней был Бог. Возможно, что земля пуста от сна, худа, тесна. Возможно мы виновники, нам страшно. И ты орёл аэроплан сверкнёшь стрелою в океан или коптящей свечкой рухнешь в речку. Горит бессмыслицы звезда, она одна без дна.
  • Мне дали суп. Он сир и глуп. В нём нет веселья, мало круп. В нём не горит моя звезда, Не плещет лебедь у пруда, И разноцветные огни У дна не ведают возни. Я подымаю вверх лицо И вижу много храбрецов. Они сидят на небесах И держат что-то на весах. А я один сижу, как слизнь. Мне динь-динь-динь пропела жизнь. И словно горные хребты Горят вдали её черты.
  • Как бывают далеки День и ночь и утро-вечер Музыка моя постой Больше я тебя не встречу Музыка моя постой Путь твой будет бесконечен Забери меня с собой Я хочу быть тоже вечен Музыка моя С добрым взглядом Музыка моя Где-то рядом Как бывают далеки Близкие казалось люди Счастье своё Счастье не видят Музыка моя старая песня Мир без тебя кажется тесный
  • Жил юный отшельник, он в келье молясь Священную книгу читал углубясь В той книге прочел он, что тысячу лет Как день перед Богом — мелькнет и пройдет И инок с сомненьем стал думать о том, Что тысячу лет не сравнить с одним днем Не верит, в священную книгу глядит И видит, что в келью вдруг птица летит Вся блещет, сияет, и прелесть для глаз Как яхонты крылья и клюв как алмаз Летает, порхает и звонко поет Чуть только схватить, а она уж вспорхнет Она от него, а отшельник за ней И вот он выходит из кельи своей Идет за ограду и полем идет А птица все свищет, как будто зовет На дуба вершину взлетела она И пеньем чудесным вся роща полна Вдруг пенье умолкло, опомнился он Где птичка-певичка? Исчезла как сон Боится, что он опоздал на пути Что к трапезе ждут, и пора уж идти Но вот монастырь, только чудно ему — Ограда не та, недоступно уму За оградой новая церковь вдина Дивился — откуда взялася она Зовет он привратника, смотрить дивясь Откуда здесь новый привратник у нас Премудрый игумен пришельца спросил — Какое ты имя меж братьев носил? Антонием звался в монашестве я При мне был игумен отец Илия Вся браться дивится, по книгам глядят Нашли имена их лет триста назад «Дивен Бог в чудесах!» — так инок повторил И вдруг перед всеми свой лик изменил В нем виден был старец — взор юный угас Пред ним триста лет миновали как час Он пал и молился, три дня протекли Почил он и с честью его погребли Заплакали браться, дивясь чудесам Заплакали браться, дивясь чудесам.