Песня «Баньщик»
исполнителя Леонид Фёдоров.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Однообразен мой обычай:
Сижу как сыч под потолком,
И дым предбанный,
Воздух бычий,
Стоит над каждым котелком.
Я, дым туманный,
Тьмы добычей,
Должно быть, стану целиком.
Мерцают печи,
Вянут свечи,
Пылает беспощадный пар.
Средь мокрых нар
Желтеют плечи,
И новой и суровой сечи
Уже готовится навар.

Тут ищут веник,
ищут денег,
тут ищут веник,
ищут денег.

Здесь жадный сделался ловец.
Средь мрака рыщут,
Воют, свищут
Отец, и всадник, и пловец.
И дым колышется, как нищий,
В безбожном сумрачном жилище,
Где от лица всех подлецов
Слетает облак мертвецов.

Тут ищут веник,
ищут денег,
тут ищут веник,
ищут денег.

Другие песни исполнителя:

  • (...) вдоль берега шумного моря шел солдат Аз Буки Веди. У него была основная руководящая мысль про орехи. Он шел и шептал песню. Был вечер. Солдат Аз Буки Веди, подходя к жалкому, не освещенному рыбаками, живущими в нем, рыбачьему домику, в котором жили рыбаки, в том случае, когда они не находились в плавании в шумном, черном, каспийском, по существу даже в средиземном, или что то же самое, Адриатическом море, а находились на берегу, то тогда они жили в нем. Их рыбаков было пять человек. Они пристально ели суп с рыбой. Их звали: Андрей, Бандрей, Бендрей, Гандрей, и Кудедрей. У них у всех были дочери. Их звали: Ляля, Таля, Баля, Каля и Саля. Они все вышли замуж. Был вечер. Солдат Аз Буки Веди не зашел в дом к этим огородникам. Он не постучал к ним в дом. Он шел погруженный в свою мысль, основную им руководящую мысль об орехах. Солдат Аз Буки Веди не заметил их рыбачьего дома. Ни их сетей, ни их снастей, ни их дочерей, ни их супа. Хотя он и продрог и все равно надвигалась ночь, но он прошел мимо. Настолько он был охвачен своей основной руководящей мыслью об орехах. Был еще вечер. Аз Буки Веди шел, почти бежал и говорил ореховую песню. Представим себе, то есть мысленно услышим, эту песню. Следует ли из того, что песня названа ореховой, что в ней и должны рисоваться орехи. Да, в данном случае, следует. Далеко не всегда это бывает так, но в данном случае следует. Вот она эта песня. Солдат Аз Буки Веди пел о разнице скорлуп грецкого и американского ореха. Вот что он пел. У грецкого ореха скорлупа Имеет нежный вид. У американского ореха скорлупа Имеет дикий вид. Первая скорлупа прочна, Ясна, сочна,точна. Вторая скорлупа проста, Она как лебедь без хвоста, Откуда эта разница берется, Кто знает тот дерется. Мне грецкий нравится орех, Ведь в нем есть смех. Его скорлупа прекрасна, но мысль о ней напрасна. Есть у американского ореха цвет, может быть этот цвет ему брат. Но где начинается его рассвет, не сказать никому ни вперед ни назад. Откуда эта разница берется, Кто знает, тот дерется. Вот и все что я мог и спел Об их скорлупе кончающейся на эл. Тут, как бы в ответ на эту песню, вспыхнуло освещенное свечой, ранее не освещенное, окно потухшего совсем, навсегда рыбацкого домика. Рыбак Андрей, Бандрей, Бендрей и Гандрей постучал в окно и крикнул солдату Аз Буки Веди: - Ротный командир, любишь ли мир? А рыбак Кудедрей самостоятельно варил и продолжал есть свой рыбацкий суп. Был вечер, хотя и надвигалась ночь. Но что мог ответить Аз Буки Веди, (когд)а он не слышал вопроса. Он был уже очень далеко то них. (И тогда) он внезапно, но не неожиданно, превратился в отца и (...) и сразу спел новую песню. Отец пел. Мать слушала. Отец пел, а мать слушала. Отец пел и мать слушала. Что же она слушала?
  • (текст: Дмитрий Авалиани, Дмитрий Озерский) Чем всё подлей – тем подлиннее боль: едва подумал, как взяла зевота. На улице и воздух, как болото, лишь некого назвать юродивой, юдоль. А есть же способ «нет меня» сказать, авось споёт пустоты благодать. Сосуды сообщаются, но кто наполнит опустевшее пальто? Здесь Фонари поют Город говорит Про звезду мою Больше чем осталось Больше чем осталось Решусь ли, чтобы солнечная лава всё залила – и ниши, и анклавы? Я так привык толочься возле хлева, не заходя, танцуя для сугрева. Здесь... Я выплакал печаль, я плащ её обрезал я вместо плаща дал ей строгий плат. Пусть яблони он пламенем объят, высокий лоб светло плывёт сквозь бездну. Здесь Фонари поют Город говорит Про звезду мою Больше чем осталось Больше чем осталось
  • Жил юный отшельник, он в келье молясь Священную книгу читал углубясь В той книге прочел он, что тысячу лет Как день перед Богом — мелькнет и пройдет И инок с сомненьем стал думать о том, Что тысячу лет не сравнить с одним днем Не верит, в священную книгу глядит И видит, что в келью вдруг птица летит Вся блещет, сияет, и прелесть для глаз Как яхонты крылья и клюв как алмаз Летает, порхает и звонко поет Чуть только схватить, а она уж вспорхнет Она от него, а отшельник за ней И вот он выходит из кельи своей Идет за ограду и полем идет А птица все свищет, как будто зовет На дуба вершину взлетела она И пеньем чудесным вся роща полна Вдруг пенье умолкло, опомнился он Где птичка-певичка? Исчезла как сон Боится, что он опоздал на пути Что к трапезе ждут, и пора уж идти Но вот монастырь, только чудно ему — Ограда не та, недоступно уму За оградой новая церковь вдина Дивился — откуда взялася она Зовет он привратника, смотрить дивясь Откуда здесь новый привратник у нас Премудрый игумен пришельца спросил — Какое ты имя меж братьев носил? Антонием звался в монашестве я При мне был игумен отец Илия Вся браться дивится, по книгам глядят Нашли имена их лет триста назад «Дивен Бог в чудесах!» — так инок повторил И вдруг перед всеми свой лик изменил В нем виден был старец — взор юный угас Пред ним триста лет миновали как час Он пал и молился, три дня протекли Почил он и с честью его погребли Заплакали браться, дивясь чудесам Заплакали браться, дивясь чудесам.
  • Из мешка На пол рассыпались вещи. И я думаю, Что мир - Только усмешка, Что теплится На устах повешенного. * * * Бобэоби пелись губы, Вээоми пелись взоры, Пиээо пелись брови, Лиэээй - пелся облик, Гзи-гзи-гзэо пелась цепь. Так на холсте каких-то соответствий Вне протяжения жило Лицо.
  • Тучи в небе тлеют страшен вид страны то они светлеют то опять черны то они недвижны как скала мертвы то скоропостижно мчатся словно львы столько в них движенья столько синих сил Источник teksty-pesenok.ru будто на сраженье Бог их пригласил с грохотом и треском носятся в ночи ненасытным блеском светятся мечи