Песня «Псалом 132»
исполнителя Леонид Фёдоров.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Cm
Столь хорошо и приятно
Fm
Быть воедино братьям,
G#
Словно лучшее масло
G
Когда с головы стекает
Cm Fm
На бороду-браду Аарона
G#
Да по каймам его одеяний.
G
Так талый снег Хермона
Cm Fm
На эти горные выси льется,
G#
Ибо там рек Яхве
G
Превознося жизнь вовеки.

Другие песни исполнителя:

  • И тогда на трон природы сели гордые народы, берег моря созерцать, землю мерить и мерцать. Так сидят они мерцают и негромко восклицают: волны бейте, гром греми, время век вперёд стреми. По бокам стоят предметы безразличные молчат. На небе вялые кометы во сне худую жизнь влачат. Иные звери веселятся под бессловесною луной, их души мрачно шевелятся, уста закапаны слюной. Приходит властелин приказчик, кладёт зверей в ужасный ящик и везёт их в бешенства дом, где они умирают с трудом. Бойтесь бешеных собак. Как во сне сидят народы и глядят на огороды. Сторож нюхает табак.
  • До темна, до дна, до дней, а с ней светлей, светла моя душа. Как река, рука, ручей, речей над ней текла моя душа. Пол головы нет, Пол головы яд, Он говорит мне, Он говорит - я, Я говорю - да, Он говорит - нет, Пол головы яд, Пол головы свет. Сто коней, камней, ко мне, как небо ночь, как день моя душа. Дни, огни, одна, одни, обнимет нить, как тень моя душа. Пол головы нет, Пол головы яд, Он говорит мне, Он говорит - я, Я говорю - да, Он говорит - нет, Пол головы яд, Пол головы свет.
  • (слова — Джордж Гуницкий) Душа не ведает судьбы. Гермес не видит голытьбы И строгих подчериц Шанхая И глаз любви, и чашку с чаем Он избегает долгих слов Не верит в сумрачных коров Которые как черт в окне Зевают в сонном полусне В истерзанном закате дня Воздушный конь летит. Звеня Навстречу странной колеснице Пора, мой друг, закрыть страницу И позабыть нон-стоп трубы Дуща не ведает судьбы!
  • Он шел за мной туда где плачут моряки И маяки слезят туманные глаза И старики заледенели от тоски Туда где много позади и все нельзя Где на посту глотает слезы часовой А за спиной его не видно никого И что-то вьется у него над головой И что-то темное преследует его Здесь одиночества бездонная тоска Я не забыл еще как шепчет тишина И на плече лежит стеклянная рука И в небе прячется прозрачная луна.
  • Мы горим, горим, горим. Говорим: горим, горим! Мы дрожим, дрожим, дрожим. Говорим, бежим, дрожим. Мы летим, летим, летим — Что-то вроде самолёта, И зачем-то отчего-то В небе крылышком чертим. И, конечно, всё не так, Нет ни женщин, ни собак, Слон не спит, дитя не воет, И чего-то не такое Не хватает за не так И ни женщин, ни собак… Не корова и не птица, Не бежится и не спится… И ползем, ползем, ползем… Даже нечем — а жуём. Но стремительно из кожи Вылетает непохожий То ли шёпот, то ли лай, И давай его, давай! Ни тебя и не меня, Не поём четыре дня. Тело жжёт огонь небесный! Тело жжёт огонь чудесный Только солнце село вдруг. Попрощались все вокруг. Я неловок от верёвок, А в душе я очень ловок. Я крадусь, крадусь, крадусь. Я шепчу — боюсь, боюсь. Я найдусь, найдусь, а как? Я вернусь обратно в шкаф. Я хочу обратно в шкаф. По земле идут круги, И болят не сапоги, И судьба не сапоги… У меня в мозгу есть коготь, Что бы им девчонок трогать, И во лбу пробита кость, И торчит оттуда гвоздь. И когда б на этот гвоздь Всякий гость пальто б не вешал, Я расцвел бы, как орешек, Мне б до неба дораслось.