Песня «Древо яда»
исполнителя Леонид Фёдоров.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Я таил на друга зло
Я приказал., и зло ушло
На врага таил я зло
Но промолчал, и зло росло
Источник text-pesni.com

И пролил я слез поток
В страшной тайне на росток
Солнцем был ему мой смех
И двуличности успех

Рос и ночью он, и днем
Зрело яблоко на нем
Враг заметил плод огня
Знал он, что хозяин я

И в мой сад прокрался вор
Полночь мглой накрыла двор
Рад я утром - сгинул мрак
Мертвым лег у древа враг

Когда на друга был я зол
Сказал ему о том, и гнев прошел
Когда ж я на врага еще был злее
Мой гнев не уходил, и я копил его, лелеял

Я поливал его слезами бренными
Я подвергал его различным ухищреньям
Я днем и ночью чах над ним злодеем
Я улыбался его призрачным идеям

И ночью темную, и днем ненастным
Он рос и вырос яблоком прекрасным
И враг мой видел блеск его
И враг мой знал - оно мое

И в сад мой под покровом ночи он залез
И плод вкусил - наивный он подлец
И утром с наслаждением смотрел я
На тело моего врага, лежащее под древом

Другие песни исполнителя:

  • Он шел за мной туда где плачут моряки И маяки слезят туманные глаза И старики заледенели от тоски Туда где много позади и все нельзя Где на посту глотает слезы часовой А за спиной его не видно никого И что-то вьется у него над головой И что-то темное преследует его Здесь одиночества бездонная тоска Я не забыл еще как шепчет тишина И на плече лежит стеклянная рука И в небе прячется прозрачная луна.
  • Осматривая гор вершины, их бесконечные аршины, вином налитые кувшины, весь мир, как снег, прекрасный, я видел горные потоки, я видел бури взор жестокий, и ветер мирный и высокий, и смерти час напрасный. Вот воин, плавая навагой, наполнен важною отвагой, с морской волнующейся влагой вступает в бой неравный. Вот конь в могучие ладони кладет огонь лихой погони, и пляшут сумрачные кони в руке травы державной. Где лес глядит в полей просторы, в ночей неслышные уборы, а мы глядим в окно без шторы на свет звезды бездушной, в пустом сомненье сердце прячем, а в ночь не спим томимся плачем, мы ничего почти не значим, мы жизни ждем послушной. Нам восхищенье неизвестно, нам туго, пасмурно и тесно, мы друга предаем бесчестно и Бог нам не владыка. Цветок несчастья мы взрастили, мы нас самим себе простили, нам, тем кто как зола остыли, милей орла гвоздика. Я с завистью гляжу на зверя, ни мыслям, ни делам не веря, умов произошла потеря, бороться нет причины. Мы все воспримем как паденье, и день и тень и сновиденье, и даже музыки гуденье не избежит пучины. В морском прибое беспокойном, в песке пустынном и нестройном и в женском теле непристойном отрады не нашли мы. Беспечную забыли трезвость, воспели смерть, воспели мерзость, воспоминанье мним как дерзость, за то мы и палимы. Летят божественные птицы, их развеваются косицы, халаты их блестят как спицы, в полете нет пощады. Они отсчитывают время, Они испытывают бремя, пускай бренчит пустое стремя - сходить с ума не надо. Пусть мчится в путь ручей хрустальный, пусть рысью конь спешит зеркальный, вдыхая воздух музыкальный - вдыхаешь ты и тленье. Возница хилый и сварливый, в последний час зари сонливой, гони, гони возок ленивый - лети без промедленья. Не плещут лебеди крылами над пиршественными столами, совместно с медными орлами в рог не трубят победный. Исчезнувшее вдохновенье теперь приходит на мгновенье, на смерть, на смерть держи равненье певец и всадник бедный. Эй, слуги огня! Эй, слуги огня! Эй, слуги огня! Эй, слуги огня!
  • Жил юный отшельник, он в келье молясь Священную книгу читал углубясь В той книге прочел он, что тысячу лет Как день перед Богом — мелькнет и пройдет И инок с сомненьем стал думать о том, Что тысячу лет не сравнить с одним днем Не верит, в священную книгу глядит И видит, что в келью вдруг птица летит Вся блещет, сияет, и прелесть для глаз Как яхонты крылья и клюв как алмаз Летает, порхает и звонко поет Чуть только схватить, а она уж вспорхнет Она от него, а отшельник за ней И вот он выходит из кельи своей Идет за ограду и полем идет А птица все свищет, как будто зовет На дуба вершину взлетела она И пеньем чудесным вся роща полна Вдруг пенье умолкло, опомнился он Где птичка-певичка? Исчезла как сон Боится, что он опоздал на пути Что к трапезе ждут, и пора уж идти Но вот монастырь, только чудно ему — Ограда не та, недоступно уму За оградой новая церковь вдина Дивился — откуда взялася она Зовет он привратника, смотрить дивясь Откуда здесь новый привратник у нас Премудрый игумен пришельца спросил — Какое ты имя меж братьев носил? Антонием звался в монашестве я При мне был игумен отец Илия Вся браться дивится, по книгам глядят Нашли имена их лет триста назад «Дивен Бог в чудесах!» — так инок повторил И вдруг перед всеми свой лик изменил В нем виден был старец — взор юный угас Пред ним триста лет миновали как час Он пал и молился, три дня протекли Почил он и с честью его погребли Заплакали браться, дивясь чудесам Заплакали браться, дивясь чудесам.
  • Как бывают далеки День и ночь и утро-вечер Музыка моя постой Больше я тебя не встречу Музыка моя постой Путь твой будет бесконечен Забери меня с собой Я хочу быть тоже вечен Музыка моя С добрым взглядом Музыка моя Где-то рядом Как бывают далеки Близкие казалось люди Счастье своё Счастье не видят Музыка моя старая песня Мир без тебя кажется тесный