Песня «Зубы»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Червонцами забив черепа стало человечество чёрствым На пути только два противоборства или притворства И надо быть грубым, постоянно показывать зубы И танцевать под Иерихонские трубы А я то верил свято, что где то всё по другому Я смотрел ваши карты, но везде лишь были Гоморры и Содомы Я слишком мал у меня не прорезались зубы Меня не возьмут на dens под Иерихонские трубы А ты танцую common every body децибелы шкалят Танцуй, всё равно нас завалит Но ты танцую super mega patty децибелы шкалят Танцуй, и тебя и меня завалит Танцуй, и тебя и меня завалит Танцуй, и тебя и меня завалит И тогда я захотел стать дантистом, а не бояться Но меня отфутболили стражники, сказали: «Иди отсюда! Нету вакансий Ты слишком мал, что бы выдёргивать зубы Иди со всеми танцую под Иерихонские трубы». А вычеркнешь из себя этот мир в стиле dock и dock И ты не жилец, не едок, не ездок Ты слишком слаб, у тебя не прорезались зубы Иди со всеми танцуй под Иерихонские трубы А ты танцую common every body децибелы шкалят Танцуй, всё равно нас завалит Но ты танцую super mega patty децибелы шкалят Танцуй, и тебя и меня завалит Танцуй, и тебя и меня завалит Танцуй, и тебя и меня завалит А теперь посмотри на себя ты же живёшь словно бык на коррида И нету не чёрта, не Бога, а есть Сцилла, есть Харибда А ты где та там между ними пыхтишь в свои белые зубы И танцуешь со всеми под Иерихонские трубы Бегут напряженья, движенья, жженья Броженья плестись к своему пораженью Когда-нибудь кариес съест твои белые зубы И тут прогремят Иерихонские трубы А ты танцую common every body децибелы шкалят Танцуй, всё равно нас завалит Но ты танцую super mega patty децибелы шкалят Танцуй, и тебя и меня завалит Танцуй, и тебя и меня завалит Танцуй, и тебя и меня завалит

Другие песни исполнителя:

  • Когда дьявол сорвет медали, Вспомни глаза той немки, Что тебя умоляла, — Не надо!!! Сорок пятый, Берлин, рассвет Но в лоскутья рвалась сорочка, Выла в рот, пятерней заткнутый. Победителей, блеять, не судят, Проигравшим пощады нет. Когда дьявол сорвет медали, Генрих вспомнит глаза Ивана. Что как пес на коленках ползал, Унижался, нудил как кларнет, Слушай фриц, у тебя тоже дети, Брунгильда, Мария, Дитрих. Но твой перст на крючке не дрогнул, Ведь славянам, пощады нет. ПРИПЕВ: Топают шеренги, -АТЬ, ДВА, АТЬ!!! Рвется люд Маренко, страшно блядь. Внуки ядом пышут, на кости!!! Но война все спишет, бог простит. Ухают тромбоны, щеки, во всю прыть, Мать учила вспомни, человеком быть. Оказалось сложно, и нельзя, На войне все можно, бог — судья. Когда дьявол сорвет медали, Ты проснешся в картонной коробке. Без ноги на Курском вокзале, Старый дед, собиратель монет. А стрелявший вчера в Ивана, Был забит в кабаке урлою. Помер Дитрих, спилась Брунгильда, Виноватым пощады нет. Когда моль, обожрет мундиры. Когда червь обгладает рыло, Поведут караваном в пекло, Всех подряд, исполнять завет. Самострелов, героев мирных, Ждет работа, за хуй собачий. Всех раздавит одной гребенкой, Награжденным пощады нет ПРИПЕВ: Топают шеренги, -АТЬ, ДВА, АТЬ!!! Рвется люд Маренго, страшно блядь. Внуки ядом пышут, на кости!!! Но война все спишет, бог простит. Ухают тромбоны, щеки, во всю прыть, Мать учила вспомни, человеком быть. Оказалось сложно, и нельзя, На войне все можно, бог — судья.
  • Я лежу в кузовке безмятежен, нарядно одет. Чинно шествуют люди исполнены мрачными мыслями. Эка невидаль — жив был вчера, а теперича — нет. Все земные пути можжевельником выстланы. А еще день назад я был чопорен, прян и румян, Зарабатывал бакcы и носил пальтишко английское… А теперь зелен сам, ну а мой макинтош деревян Все земные пути можжевельником выстланы. Мать-земля поёт — сыновей зовёт После долгих лет будет вечный свет… После долгих лет будет вечный свет… В этот мир мы приходим наги — и скорей в сапоги Воевать меж собою за лакомый кус да за грошики. Но сколь не хапай добра — не забрать на тот свет серебра. Все земные пути можжевельником ложены. И один просто знает про смерть не memento ней, А другой её хочет спугнуть, путешествуя в Икстланы Но и цари и холопы — все станут снедью червей Все земные пути можжевельником выстланы. Мать-земля поёт, сыновей зовёт После долгих лет будет вечный свет… И нас так много швецов и жнецов, на дуде игрецов И все кругом от пажа до бомжа норовят стать министрами И порой не понять: чей путь пагубен, чей образцов. Все земные пути можжевельником выстланы. О грехах своих вспомним мы только на смертном одре, Озарённые светом великой незыблемой истины. Все мы гнили при жизни — теперича будем гореть. Все земные пути можжевельником выстланы Мать-земля поёт — сыновей зовёт После долгих лет будет вечный свет… После долгих лет будет вечный свет…
  • «Люблю отчизну я, но странною любовью! Не победит ее рассудок мой. Ни слава, купленная кровью, Ни полный гордого доверия покой, Ни темной старины заветные преданья Не шевелят во мне отрадного мечтанья.» 1. О чём он вспомнит? Как в школе сверстники дразнили бедняком, Как у физручки шевелился в горле ком, И показать не мог подъём-переворот. Смеялся класс. Рабочий класс похнюпых пони Зажал пальцами кончик мятого квитка. Помятый хуком синий ящик без замка. Маманя снова притащила мужика. .. За шторой водка, килька, смех. И снова стонет. О чём он вспомнит? О том, как ночью в трубах падает говно. О том, как папенька зарезал петуха, И суд влепил ему п.ж. Цветёт лохматая ольха - Весной запахло в красной зоне. А во дворе бычкуют приму Кузьмичи, Судьбе ни разу не шепнуть мерси баку. И спичка липнет к потолку, и на побелке чёрный круг В магнитофоне «Привередливые кони» Но я люблю, за что не знаю сам, Побитый плесенью пустой универсам, Слепого деверя на лавке во дворе, И снег коричневый в промозглом декабре, Свою невзрачную и склочную родню, Что божью искру разменяли на хуйню. И я один стою на берегу Вы не смогли построить рай Вы не смогли построить рай А я смогу, смогу, смогу А я смогу, смогу, смогу А я смогу, смогу, смогу .... Смогу Смогу 2. О чём он вспомнит? Как на заводе синим пламенем горят Поделки важные, надежды и мечты. Как полыхают глотки гневом на судьбу Как на тарань течёт слюна в застолье тёмном И льётся горькая, а в радио поёт Певичка модная, вгоняя в сладкий транс: «Завтра в 7:22 я буду в цеху смолить, а там ещё немного » .. Там ещё немного, и аванс! О чём он вспомнит? Как тушит дом соседский пенная струя Белее снега из пожарной каланчи Ханыги спали - подгорели куличи! И на плечах своих тащил личинку Коли Малютку-девочку из жёлтого огня Седой пожарник с дивным именем Фома Он тоже рос в таких домах, в которых пропадом горит Собачья жизнь пожаром в цвет породы Колли Но я люблю, за что не знаю сам, Осенний ветер, что несётся по лесам, Избушку бабушки на горке у реки, Дедов, что в кружке добивают вторяки. И я люблю, за что не знаю сам, Иконы древние - не дам скормить их псам, И вражьи косточки лежат на берегу Там не смогли построить рай Там не смогли построить рай А я смогу, смогу, смогу Я всё смогу, я всё смогу Смогу, смогу, смогу .... Смогу смогу
  • Стали пухлыми губки, стали стройными ножки Стал яичный мешочек эмбрионов полон Залупилась залупка во дворе у Серёжки Не пацан, а картинка, словно падла Делон Ходит-ходит, поводит ягодицами бойко Любо дорого глянуть, как резвится задок Больше всех любовался гасторбайтер на стройке Он таджик, и по парням слабозадый ходок И влюбился в Серёжку южный гость безответно "Дошираки" не лезли - потерял аппетит педераст Мысли все о Серёжке; и скулит незаметно Кирпичи покладая, совершая намаз Фантазировал долго по ночам в туалете Вытворяя такое, что аллах не видал И однажды страничку он нашёл в интернете Малльчугана Серёжки, и заявку подал на френда Не скрывая волненья гасторбайтер на клаве Сообщенье-признание Серёжке писал Мол, приветик Серёжка! Ты крассивый на аве! И рассписывал долго, как ему б отсосал Получив этот message взвыл Сергей - нифига се! Не видал он такого на своём короткм веку И ответил "согласен!, только я в пятом классе... Подари мне кроссовки...", и набрал Тесаку Марцинкевич с бригадой как раз собирался на ловлю Пригласили строителя в гости, тот думал свезло - так свезло И таджик на свиданке не успел кукарекнуть "i love you" И словил камелотов в плутоватый таджикский ебло На дворе бабье лето, только холодно, дрожки Детки учат уроки - во дворе никого Залупилась залупка и у парнишки Серёжки Ей он ссыт на могилку таджика того