Песня «Хочу на концерт»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Текст песни не найден. Добавить?
Мы платим за добавление текста. Вам нужно авторизоваться, чтобы мы смогли вам заплатить
Отмена

Другие песни исполнителя:

  • Припев: F G Am - 2 раза [КУПЛЕТ] Птичка-невеличка Села у окна Ночка над больничкой Бездна ей видна Папа бросил маму Шлет на пасху кэш Света да тепла бы Кэш хоть жопой ешь Птичка-невеличка Бьет рукой стекло Дрочер пишет в личку В школе заебло Лоскуты фасует Белого бинта Ножиком рисует Си*го кита [ПРИПЕВ] Прилети ко мне прилети И меня с собой захвати Полетим с тобой так и знай Над промзонами в сказочный край [КУПЛЕТ] Ты зачем рисуешь Ни заря, ни свет Этот странный рыбий Проклятый портрет Летом едем в крым мы Рыб там будет много Отзвонила рында Кончился урок Утром перекличка В классе тишина Птичка-невеличка Вышла из окна Голосами бабок Бил тревогу двор Только челка набок На руке узор [ПРИПЕВ] Прилети ко мне прилети И меня с собой захвати Полетим с тобой так и знай Над промзонами в сказочный край Прилети ко мне прилети И меня с собой захвати Полетим с тобой так и знай Над промзонами в сказочный край
  • "БАБКА" 1 куплет. Бабка на койке, бабушка дохнет Тело немеет , слепнет и глохнет Где твои внучки девочки-сучки? Светлые помыслы молодости Комсомолкины белые ручки. А детки-конфетки бьют папиросы Шала-шала-шала-шала пляшут тела, есть дела по важнее А Бабка на койке по горло в помойке. Внуки в раскурке, внуки в экстазе, А бабушка знает, что… Припев: Нет никакого Джа, Вовсе нет никакого Джа, Больше нет никакого Джа, никакого Джа. 2 куплет. Бабка на койке крысы на бабке, Внуки на ханке, Боги в незнанке На изнанку, на изнанку выворачивает бабку Да пить охото, да жрать охото. Боже ты мой, боже ты мой, боже ты мой! Вот уже черти вокруг с их сковородами, Пляшут арагонскую хогу, Боже ты мой! Скорее бы сдохнуть, сдохнуть, Полететь на прямиг через комнатный смрад К обитованным землям, землям, землям, земляничным полянам. Да подальше от рябых сослуживцев, по каторге жизни роба жмет, роба жмет, робко бабке, бабку коробит, бабка робеет, бабку коробит, Но она точно знает… Что нет никакого Джа, Но есть вечно виноватое правительство, Горстка блядей, корефеев, накопительства, Дельцов, жополизателей, предателей, Буржуев и шестерок прихлебателей. Есть госстандарты и стандартопринематели. А остальных они гнобят к такой-то матери. Гремят теракты, громят нашисты бункеры, И усмиряют бунтарей зубодробительством, Свободомыслие живет, но где-то в мизере, Истошно воют пидерасты в тиливизере поют Про ваши зайки, ваши ручки, ваши пальчики Им пое…ть, что где-то в Грозном гибнут мальчики, И пое…ть, что где-то в Грозном гибнут мальчики, Гибнут мальчики, русские мальчики. 3 куплет . Еще есть смерть, нужда и лицемерие. Бросайте, внуки, косяки, довольно зелия. Ведь вы курнули, раскумарились, да дунули, Да закимарили, а вам, пордон, присунули. Ебут как жучек во все щели во все трещины. Довольно рака, господа, не все же женщины Какой тут на хуй Джа? Ведь нет на празднество ходатайства, Точи топор и будь поборником стежательства, Припев: Но нет никакого Джа, Вовсе нет никакого Джа, Больше нет никакого Джа, никакого Джа. 4 куплет. Бабка на койке, ранка на ранке, думка на думке В дымке минуты, гнуты, гнуты суставы, гнуты суставы. Под грузом изгоя она уже там одною ногою И скоро другою, могилу ей роют, роют роем, роем Мухи роются роем, роем, роем, роем. Дышит в затылок мух повелитель Смерти обитель, бабку несут ретивые кони цок-цок-цок ей уже по..уй, ей уже все равно, Ведь она точно знала, что… Припев: нет никакого Джа, Вовсе нет никакого Джа, Больше нет никакого Джа, никакого Джа.
  • «Люблю отчизну я, но странною любовью! Не победит ее рассудок мой. Ни слава, купленная кровью, Ни полный гордого доверия покой, Ни темной старины заветные преданья Не шевелят во мне отрадного мечтанья.» 1. О чём он вспомнит? Как в школе сверстники дразнили бедняком, Как у физручки шевелился в горле ком, И показать не мог подъём-переворот. Смеялся класс. Рабочий класс похнюпых пони Зажал пальцами кончик мятого квитка. Помятый хуком синий ящик без замка. Маманя снова притащила мужика. .. За шторой водка, килька, смех. И снова стонет. О чём он вспомнит? О том, как ночью в трубах падает говно. О том, как папенька зарезал петуха, И суд влепил ему п.ж. Цветёт лохматая ольха - Весной запахло в красной зоне. А во дворе бычкуют приму Кузьмичи, Судьбе ни разу не шепнуть мерси баку. И спичка липнет к потолку, и на побелке чёрный круг В магнитофоне «Привередливые кони» Но я люблю, за что не знаю сам, Побитый плесенью пустой универсам, Слепого деверя на лавке во дворе, И снег коричневый в промозглом декабре, Свою невзрачную и склочную родню, Что божью искру разменяли на хуйню. И я один стою на берегу Вы не смогли построить рай Вы не смогли построить рай А я смогу, смогу, смогу А я смогу, смогу, смогу А я смогу, смогу, смогу .... Смогу Смогу 2. О чём он вспомнит? Как на заводе синим пламенем горят Поделки важные, надежды и мечты. Как полыхают глотки гневом на судьбу Как на тарань течёт слюна в застолье тёмном И льётся горькая, а в радио поёт Певичка модная, вгоняя в сладкий транс: «Завтра в 7:22 я буду в цеху смолить, а там ещё немного » .. Там ещё немного, и аванс! О чём он вспомнит? Как тушит дом соседский пенная струя Белее снега из пожарной каланчи Ханыги спали - подгорели куличи! И на плечах своих тащил личинку Коли Малютку-девочку из жёлтого огня Седой пожарник с дивным именем Фома Он тоже рос в таких домах, в которых пропадом горит Собачья жизнь пожаром в цвет породы Колли Но я люблю, за что не знаю сам, Осенний ветер, что несётся по лесам, Избушку бабушки на горке у реки, Дедов, что в кружке добивают вторяки. И я люблю, за что не знаю сам, Иконы древние - не дам скормить их псам, И вражьи косточки лежат на берегу Там не смогли построить рай Там не смогли построить рай А я смогу, смогу, смогу Я всё смогу, я всё смогу Смогу, смогу, смогу .... Смогу смогу
  • Извивалась юркая полудюймовая рыбица, Выброшенная на сушу суровым Посейдоном. А вокруг – канонады наркоманской, блядской, глянцевой Ибицы, От которых трепыхались изможденные лики Мадонны. Рыбкины жабры раздвигались как шлюхины влагалища; Она стонала и тряслась: «О, Боже святый! За что Ты меня сюда: ведь я же совсем мала ещё! Я только что родилась! Я ни в чём не виновата!..» Но таинственный Некто хранил молчание (Что можно было расценить не иначе как «отъебись и ползи») И у маленькой рыбки от гнева и уныния сперло дыхание… Так она, корчась в агонии, подохла в грязи… Я в это время танцевал и не помог ей выбраться, Я не слышал её стонов, и нашёл уже мёртвой. И в порыве яростного отчаяния пнул эту самую рыбицу В глухую пучину – на расправу прожорливым волнам… А серпентарий по имени «Ибица» ждёт кары Творца: Две заботы – забыться и выжить! Остальное – не важно. Но Гаутама не покинет дворца… За забором так страшно… «Под легкий ужин» сделанная в трущобах малышка-Золушка (Из тех, кто по Его жребию права на счастье не имеет), Ничего в этой жизни не видавшая(кроме пьянок мамы и домогательств отчима Фролушки) Однажды где-то прочитает про Грэя. И она будет ждать его, что он прискачет на белом коне и скажет «Моя Муся! Ай лав ю!»…Но где же он? Кругом лишь ссыкло да пропойцы! …И Золушка с горя нажрётся, раздвинет ноги и отдастся первому попавшемуся — Тому, кого ничего не интересует кроме того, что у нее ниже пояса. А дальше – по накатанной: грязный шалман для путан… И – путаться, путаться, путаться! Хуи. Кубы и литры. И превратит её злая фея-Судьба, как спел бы Армен Григорян, В «безобразную Эльзу – королеву флирта». Да как полетят в неё каменьями осуждения и злые слова! Колкими эпитетами её сгноят старые девы. Но людская молва ей – давно трын-трава: Ведь она хоть чуть-чуть побыла королевой!… А серпентарий по имени «Ибица» ждёт кары Творца: Две заботы – забыться и выжить! Остальное – не важно. Но Гаутама не покинет дворца… За забором так страшно… В теплой кухне уминая белый хлеб с повидлом, Кроя чертежи очередной духовной кампании, Ежедневно и ежесекундно прихожу к тому, что лучше родиться быдлом.
  • Колька в тельнях себе рыдает, Водкой давится, мамке врет Сколько денег ему не дай Он их все всё равно просрёт. Простота, простатит и страх. Смачным выменем виснет смерть и тлен. Колька любит в снежки играть и надеется встать с колен. Барахлит трепыхания Анаха У седых детей горький смех Исподлобья смотрят окна голодных хат Птицы лают: «А нах приех? Эх!» И мне по боку есть ли жи И кого там и чем задел. Да мне похуй где ты служил, Мне насрать где ты там сидел Колька в тельнях себе рыдает, Водкой давится, мамке врет Сколько денег ему не дай Он их все всё равно просрёт. Простота, простатит и страх. Смачным выменем виснет смерть и тлен. Колька любит в снежки играть и надеется встать с колен. Поясни за шмот дерзким высером Сучьи выселки скалят рот Спичкой тонкой за стенкой сгорает сват, Согревая родной завод В облаках, что зимы седей Отмерцали звезды-бомжи Расцветает грядущий день Спорыньей на парчовой ржи Колька в тельнях себе рыдает, Водкой давится, мамке врет Сколько денег ему не дай Он их все всё равно просрёт. Простота, простатит и страх. Смачным выменем виснет смерть и тлен. Колька любит в снежки играть и надеется встать с колен. Здесь до пят лишаями оброс мастиф, Свиснет лобстер свернув в Тянь-Шань, Но последняя шлюха сможет тебя спасти И у гопника есть душа. И пробьется ее гобой Через тракторный душный ор. И порою готов с тобой Поделиться последним вор