Песня «Романс про таджика и Серёжку»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Стали пухлыми губки, стали стройными ножки
Стал яичный мешочек эмбрионов полон
Залупилась залупка во дворе у Серёжки
Не пацан, а картинка, словно падла Делон

Ходит-ходит, поводит ягодицами бойко
Любо дорого глянуть, как резвится задок
Больше всех любовался гасторбайтер на стройке
Он таджик, и по парням слабозадый ходок

И влюбился в Серёжку южный гость безответно
"Дошираки" не лезли - потерял аппетит педераст
Мысли все о Серёжке; и скулит незаметно
Кирпичи покладая, совершая намаз

Фантазировал долго по ночам в туалете
Вытворяя такое, что аллах не видал
И однажды страничку он нашёл в интернете
Малльчугана Серёжки, и заявку подал на френда

Не скрывая волненья гасторбайтер на клаве
Сообщенье-признание Серёжке писал
Мол, приветик Серёжка! Ты крассивый на аве!
И рассписывал долго, как ему б отсосал

Получив этот message взвыл Сергей - нифига се!
Не видал он такого на своём короткм веку
И ответил "согласен!, только я в пятом классе...
Подари мне кроссовки...", и набрал Тесаку

Марцинкевич с бригадой как раз собирался на ловлю
Пригласили строителя в гости, тот думал свезло - так свезло
И таджик на свиданке не успел кукарекнуть "i love you"
И словил камелотов в плутоватый таджикский ебло

На дворе бабье лето, только холодно, дрожки
Детки учат уроки - во дворе никого
Залупилась залупка и у парнишки Серёжки
Ей он ссыт на могилку таджика того

Другие песни исполнителя:

  • «Люблю отчизну я, но странною любовью! Не победит ее рассудок мой. Ни слава, купленная кровью, Ни полный гордого доверия покой, Ни темной старины заветные преданья Не шевелят во мне отрадного мечтанья.» 1. О чём он вспомнит? Как в школе сверстники дразнили бедняком, Как у физручки шевелился в горле ком, И показать не мог подъём-переворот. Смеялся класс. Рабочий класс похнюпых пони Зажал пальцами кончик мятого квитка. Помятый хуком синий ящик без замка. Маманя снова притащила мужика. .. За шторой водка, килька, смех. И снова стонет. О чём он вспомнит? О том, как ночью в трубах падает говно. О том, как папенька зарезал петуха, И суд влепил ему п.ж. Цветёт лохматая ольха - Весной запахло в красной зоне. А во дворе бычкуют приму Кузьмичи, Судьбе ни разу не шепнуть мерси баку. И спичка липнет к потолку, и на побелке чёрный круг В магнитофоне «Привередливые кони» Но я люблю, за что не знаю сам, Побитый плесенью пустой универсам, Слепого деверя на лавке во дворе, И снег коричневый в промозглом декабре, Свою невзрачную и склочную родню, Что божью искру разменяли на хуйню. И я один стою на берегу Вы не смогли построить рай Вы не смогли построить рай А я смогу, смогу, смогу А я смогу, смогу, смогу А я смогу, смогу, смогу .... Смогу Смогу 2. О чём он вспомнит? Как на заводе синим пламенем горят Поделки важные, надежды и мечты. Как полыхают глотки гневом на судьбу Как на тарань течёт слюна в застолье тёмном И льётся горькая, а в радио поёт Певичка модная, вгоняя в сладкий транс: «Завтра в 7:22 я буду в цеху смолить, а там ещё немного » .. Там ещё немного, и аванс! О чём он вспомнит? Как тушит дом соседский пенная струя Белее снега из пожарной каланчи Ханыги спали - подгорели куличи! И на плечах своих тащил личинку Коли Малютку-девочку из жёлтого огня Седой пожарник с дивным именем Фома Он тоже рос в таких домах, в которых пропадом горит Собачья жизнь пожаром в цвет породы Колли Но я люблю, за что не знаю сам, Осенний ветер, что несётся по лесам, Избушку бабушки на горке у реки, Дедов, что в кружке добивают вторяки. И я люблю, за что не знаю сам, Иконы древние - не дам скормить их псам, И вражьи косточки лежат на берегу Там не смогли построить рай Там не смогли построить рай А я смогу, смогу, смогу Я всё смогу, я всё смогу Смогу, смогу, смогу .... Смогу смогу
  • Небо в россыпи алмазной. Мир — проекция нуара. Тяжко дышат мутной спермой потайные будуары. На полу лежит Жюстина. На груди — четыре бакса. Час назад она пыталась научить отцов ебаться. Град солёный как с бранзбойда смоет кровь с тщедушных ляжек. Хоть болезный, хоть рябой ты — Бог не даст тебе поблажек. Выбирай броню набоек — либо коблой, либо коброй. Мир, придуманный тобою оказался слишком добрым… У ворот пивного храма пенят усики терпилы, Власть ругают за растраты, за откаты и распилы… Старый Бог умрёт от пытки. Лысый муж умрёт от водки. Возноси хвалу мМадонне и целуй свои обмотки! Смерч согнет тебя как вербу, Апокалипсис — нескоро. И на это мегадерби не собрать тебе хардкора. Без копья овца хипповка. На дерьме — слуга Даджалла. Целка кроличью морковку нежно к холмику прижала. Газават умоет кровью ваши радостные рожи. Карму смирную коровью не исправит даже ножик. Покорись! Пусть станут фаршем все священные коровы! Пусть рука святого старца проникает под покровы! От зубрежки умных книжек цепи вдвое тяжелее. От подачек и коврижек кожа суше и белее. От зазубренных клиночков — на спине седые шрамы. Сотни блядских огонечков жгут ресницы и ашрамы… Джон Ливингстон мертв, но воскреснет не раз В зыбучих песках твоих ангельских глаз. Размоет цунами следы вешних стай. Жюстина, не плюйся… Жюстина, глотай!
  • Ты так бестолково влюбилась Он оказался конченой мразью Как девка в истериках бился На подоконник голым залазил Кричал, что бросится вниз Кричал: умоляю, вернись А ты хохотала вот так: ха-ха Глупый наивный слабак, ха-ха Источник text-pesni.com Им всем нужна мамка, нянька А ты хочешь ляльку, глянь-ка: Тут либо полупеды, либо алкобыдло Ты в самом соку — это так обидно Быть рыбой в железной банке Гореть, как танкисты в танке И кто же придет тебя освободить? Ты — Меллори Нокс, где же Микки-бандит? Ведь тебе нужен альфа-самец Жесткий, как пьяный отец И чтобы драл тебя, как козу И ты боялась его, как грозу — Маленькой девочкой сидя в шкафу А этот щенок обоссавшийся — ну Ты сильная женщина на лесопилке У них есть с*чки, у тебя есть копилка Просто своди их с ума. Всего добивайся сама Отношения — это тюрьма, полная чужого д*рьма! На поминках ты танцевала и выла Любила! Любила! Убила! Убила! На поминках ты танцевала и выла Любила, любила, волчица-Людмила На поминках ты танцевала и выла Любила! Любила! Убила! Убила! На поминках ты танцевала и выла Любила! Любила! Убила! Убила! Любила! Любила! Убила! Убила! Любила, любила, ты с*ка, Людмила!
  • Проснись и в бой, израненый солдат. Ты не имеешь право на усталость. И пусть от курня, не бревешки, не осталось. Погиб твой конь, и вороны голдят. Проснись и в бой, не время почевать. На пыльных лаврах, жрать побед прогорлый пепел. Вздыхать о том, как был великолепен. Последний подвиг, тихо стыть и унывать. Проснись и в бой, изыдет шкурный страх. Уйдет на век, застольная кручина. И мертвечина что без мужа и без чина. Сама спалит себя на пьянках и пирах. Проснись и в бой, в закат впиляя взор. Равнее шаг, и выправку построже. Пусть ворог сыт, от страха скаля рожи. И смоет кровью, собственный позор. Проснись и в бой, сражайся до конца. Корми стрелою, сброд скуластого Батыя. Напьются алой крови степи золотые. И не отмыться, небу от свинца. Проснись и в бой, и светлым летним днем. Забыв обиды, встанет брат за брата. И на харувьях, ярко вспыхнут коловраты. Сжигая нечесть, праведным огнем.