Песня «Роботы»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Его звали Этцель её звали Джерри, Они жили вместе в каморке и гордо. Их мать была шлюхой в портовом Танжере, А папа бухим укротителем фьордов. И жизнь проходила так вяло и тало и вяло, Так тупо и долго смешно и не колко. Рагнарок въебал их больше не стало. Сгорели в тихую с богами всех толков. припев: Черви станут змеями, птицы самолётами, Мы холодным мрамором. А дубравы реями, заводи болотами, Сулла диким прапором. Рощи спелым мусором, семки горьким маслицем, Песня сиплым шепотом. Лица станут тусклыми нехуй взрослым ластиться Станешь, детка, роботом. Ни строчки ни буквы в помпезных анналах, Ни выцветших звёзд на погонах линялых. Ни Тёрстона Мура ни Брайана Молко, Ни куцей овцы ни тамбовского волка. припев

Другие песни исполнителя:

  • Красной мантией зарница, падает на зонтики На шезлонгах луч дразнится, пусто в кресле Понтия. Там горой туман проколот, древних вод величие А в садах могильный холод, трели злые птичие. Годы черной лихорадкой, сгинут с ними, сгинете Банга воду пьёт украдкой c голубых Infiniti В полдень жадно, ловит гномом, солнца желтый гонг «Время оно», грянет громом, в Мир вернется Бог В Мир вернется Бог. В мрачных гущах отрешенно, страх живет все спутавший. Дышит кобра капюшоном, в ночь курлычут дутыши Пятна вязкого граната, на застольной скатерти Ни Пилата, ни сената, ни шнырей на паперти Аки обре, аки обре, лишь луны горошина Банга спит, убитый коброй, спит в траве не кошеной. Тошно всем, тебе и нам, от себя хорошего. Тишина, тишина, звезд златое крошево Годы черной лихорадкой, скинут с ними, сгинете Банга воду пьет украдкой, c голубых Infiniti В полден жадно ловит гномом, солнца желтый гонг, “Время оно” грянет громом, в Мир вернётся Бог В Мир вернется Бог.
  • Извивалась юркая полудюймовая рыбица, Выброшенная на сушу суровым Посейдоном. А вокруг – канонады наркоманской, блядской, глянцевой Ибицы, От которых трепыхались изможденные лики Мадонны. Рыбкины жабры раздвигались как шлюхины влагалища; Она стонала и тряслась: «О, Боже святый! За что Ты меня сюда: ведь я же совсем мала ещё! Я только что родилась! Я ни в чём не виновата!..» Но таинственный Некто хранил молчание (Что можно было расценить не иначе как «отъебись и ползи») И у маленькой рыбки от гнева и уныния сперло дыхание… Так она, корчась в агонии, подохла в грязи… Я в это время танцевал и не помог ей выбраться, Я не слышал её стонов, и нашёл уже мёртвой. И в порыве яростного отчаяния пнул эту самую рыбицу В глухую пучину – на расправу прожорливым волнам… А серпентарий по имени «Ибица» ждёт кары Творца: Две заботы – забыться и выжить! Остальное – не важно. Но Гаутама не покинет дворца… За забором так страшно… «Под легкий ужин» сделанная в трущобах малышка-Золушка (Из тех, кто по Его жребию права на счастье не имеет), Ничего в этой жизни не видавшая(кроме пьянок мамы и домогательств отчима Фролушки) Однажды где-то прочитает про Грэя. И она будет ждать его, что он прискачет на белом коне и скажет «Моя Муся! Ай лав ю!»…Но где же он? Кругом лишь ссыкло да пропойцы! …И Золушка с горя нажрётся, раздвинет ноги и отдастся первому попавшемуся — Тому, кого ничего не интересует кроме того, что у нее ниже пояса. А дальше – по накатанной: грязный шалман для путан… И – путаться, путаться, путаться! Хуи. Кубы и литры. И превратит её злая фея-Судьба, как спел бы Армен Григорян, В «безобразную Эльзу – королеву флирта». Да как полетят в неё каменьями осуждения и злые слова! Колкими эпитетами её сгноят старые девы. Но людская молва ей – давно трын-трава: Ведь она хоть чуть-чуть побыла королевой!… А серпентарий по имени «Ибица» ждёт кары Творца: Две заботы – забыться и выжить! Остальное – не важно. Но Гаутама не покинет дворца… За забором так страшно… В теплой кухне уминая белый хлеб с повидлом, Кроя чертежи очередной духовной кампании, Ежедневно и ежесекундно прихожу к тому, что лучше родиться быдлом.
  • За ставнями мор, в окошечке мир Икона в углу, а под рясами жир Раздолье коню, да жмут удила Рогожей в лицо вам ругань моя Палати скрепят по венам клинком И град не проймешь терновым венком В душе самоцвет, а за пазухой хлеб В кармане патрон, а наружностью слеп Или Или Лама Савахфани Я заебался жить в этой срани Или Или Лама Савахфани Я не могу больше жить в этой срани Гсподи, на кого ты меня покинул? На древе цветы, во древе труха По роже мудрец, а внутри потроха Лучистый пророк парит на орле Следы кандалов на косматом крыле За сполохом рай, до рая хромай Ходи да броди, никогда не найди В словах пряный мёд, да кривдой разит Пусть молния блядей земных поразит Или Или Лама Савахфани Я заебался жить в этой срани Или Или Лама Савахфани Я не могу больше жить в этой срани Гсподи, на кого ты меня покинул? Я знаю, что ты думаешь в этот момент Мол я экскремент, диссидент, декадент Но разверзни глаза и мир тебя съест Жерлом вечной пропасти Дышащий тьмой над пропастью мост На нём западня Огонь разведён, а на потивене я По коже нарцисс, да под кожею Брут И я сру на них и они в меня срут Или Или Лама Савахфани От веры безглазой спаси-сохрани Или Или Лама Савахфани От веры безглазой спаси-сохрани