Песня «Можжевельник»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Я лежу в кузовке безмятежен, нарядно одет. Чинно шествуют люди исполнены мрачными мыслями. Эка невидаль жив был вчера, а теперича нет. Все земные пути можжевельником выстланы. А еще день назад я был чопорен, прян и румян, Зарабатывал бакcы и носил пальтишко английское… А теперь зелен сам, ну а мой макинтош деревян Все земные пути можжевельником выстланы. Мать-земля поёт сыновей зовёт После долгих лет будет вечный свет… После долгих лет будет вечный свет… В этот мир мы приходим наги и скорей в сапоги Воевать меж собою за лакомый кус да за грошики. Но сколь не хапай добра не забрать на тот свет серебра. Все земные пути можжевельником ложены. И один просто знает про смерть не memento ней, А другой её хочет спугнуть, путешествуя в Икстланы Но и цари и холопы все станут снедью червей Все земные пути можжевельником выстланы. Мать-земля поёт, сыновей зовёт После долгих лет будет вечный свет… И нас так много швецов и жнецов, на дуде игрецов И все кругом от пажа до бомжа норовят стать министрами И порой не понять: чей путь пагубен, чей образцов. Все земные пути можжевельником выстланы. О грехах своих вспомним мы только на смертном одре, Озарённые светом великой незыблемой истины. Все мы гнили при жизни теперича будем гореть. Все земные пути можжевельником выстланы Мать-земля поёт сыновей зовёт После долгих лет будет вечный свет… После долгих лет будет вечный свет…

Другие песни исполнителя:

  • Что заберешь с собой, когда пробьют отбой, Туда где асфодели за малиновой рекой цветут на перебой? Что заберешь с собой в далёкий жмурский край, Сберкнижку, дом с трубой и розою ветров разбуженный сарай, Пропаленный палас, два гаечных ключа, Обрывок кумача, Вставай рабочий класс! Холщевый вещмешок на сгорбленной спине, Сто грамм на посошок и белку на коне, Три тысячи рублей жене на сапоги, Часы на юбилей, куру в куске фольги, Больничные листы, коронки и мосты, Надорванный живот и на груди кресты? С молотом карга ходит за тобой, Провожая в дивный новый мир Скучный и рябой. Рухнут все табу, вызовут конвой: Буйных на губу , ангелов в забой, Ангелов в забой, Ангелов в забой! Что заберешь с собой? Добытое стрельбой. Две Моторолы , что звонят на перебой, Колоду два ствола, бутылку Журавлей , Пришитые дела и нитку побелей, Мигалку и свисток, доход не трудовой, Промасленный листок с афганскою шалвой, Проставленный свой рот, Маруху с трипаком? Прославленный твой род не дрогнет над венком. Объедки от простав набитых дураков Вещдоки и устав, мундир и вонь носков, Стенавших на суде, погоны, ордера И серафимский хор споёт тебе в упор: Прорвемся, опера! , Скорби за тобой, Провожают в дивный новый мир Скучный и рябой. Рухнут все табу, вызовут конвой: Буйных на губу, в Гарлем и запой, С молотом карга ходит за тобой, Провожая в дивный новый мир Скучный и рябой. Рухнут все табу, вызовут конвой: Буйных на губу , ангелов в забой, Ангелов в забой, Ангелов в забой!
  • Извивалась юркая полудюймовая рыбица, Выброшенная на сушу суровым Посейдоном. А вокруг – канонады наркоманской, блядской, глянцевой Ибицы, От которых трепыхались изможденные лики Мадонны. Рыбкины жабры раздвигались как шлюхины влагалища; Она стонала и тряслась: «О, Боже святый! За что Ты меня сюда: ведь я же совсем мала ещё! Я только что родилась! Я ни в чём не виновата!..» Но таинственный Некто хранил молчание (Что можно было расценить не иначе как «отъебись и ползи») И у маленькой рыбки от гнева и уныния сперло дыхание… Так она, корчась в агонии, подохла в грязи… Я в это время танцевал и не помог ей выбраться, Я не слышал её стонов, и нашёл уже мёртвой. И в порыве яростного отчаяния пнул эту самую рыбицу В глухую пучину – на расправу прожорливым волнам… А серпентарий по имени «Ибица» ждёт кары Творца: Две заботы – забыться и выжить! Остальное – не важно. Но Гаутама не покинет дворца… За забором так страшно… «Под легкий ужин» сделанная в трущобах малышка-Золушка (Из тех, кто по Его жребию права на счастье не имеет), Ничего в этой жизни не видавшая(кроме пьянок мамы и домогательств отчима Фролушки) Однажды где-то прочитает про Грэя. И она будет ждать его, что он прискачет на белом коне и скажет «Моя Муся! Ай лав ю!»…Но где же он? Кругом лишь ссыкло да пропойцы! …И Золушка с горя нажрётся, раздвинет ноги и отдастся первому попавшемуся — Тому, кого ничего не интересует кроме того, что у нее ниже пояса. А дальше – по накатанной: грязный шалман для путан… И – путаться, путаться, путаться! Хуи. Кубы и литры. И превратит её злая фея-Судьба, как спел бы Армен Григорян, В «безобразную Эльзу – королеву флирта». Да как полетят в неё каменьями осуждения и злые слова! Колкими эпитетами её сгноят старые девы. Но людская молва ей – давно трын-трава: Ведь она хоть чуть-чуть побыла королевой!… А серпентарий по имени «Ибица» ждёт кары Творца: Две заботы – забыться и выжить! Остальное – не важно. Но Гаутама не покинет дворца… За забором так страшно… В теплой кухне уминая белый хлеб с повидлом, Кроя чертежи очередной духовной кампании, Ежедневно и ежесекундно прихожу к тому, что лучше родиться быдлом.