Песня «Полоняне»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Ох, занесли кони вороные...
А когда запрягал -
Крупы спели яблоком.
Ох, вшей не простят головы шальные.
А когда завлекал -
Обещал дом облаком.

Припев:
Эй, полоняне!
Кончено - свободны...
Возвращайтесь к очагам прежним.
Эй, полоняне!
День заснул холодным -
Только слезы по щекам-лежням.
Бегут, и желтеют травы,
Пекут, душу угли славы.
Ночь...

Ох, замутил воду в быстрой речке.
А когда брал весло -
Струи бились светлыми.
Ох, жизнь просидел соколом на печке.
А когда х*ил зло,
Думал - в паре с ветрами.

Припев:
Эй, полоняне!
С дурня спрос короткий.
Засыпайте боевые рвы.
Берегите глотки!
Эй, полоняне!
Облизнулись золотые львы -
Стоят, чтоб им пусто было,
Таят: душу зазнобило.
Ночь...

Ох, не верьте мне,
Ох, не верьте мне -
Я не чище ворона,
Я не чище ворона.

Ох, не верьте мне,
Ох, не верьте мне -
Я не чище ворона,
Я не чище ворона.

Ох, занесли кони вороные.
А когда запрягал -
Крупы спели яблоком.
Ох, вшей не простят головы шальные.
А когда завлекал -
Обещал дом облаком.

Смотри!
Трупы на щитах красных.
Смотри!
Весело в лаптях грязных.
Смотри!
Трупы на щитах красных.

Ох, не верьте мне...

Другие песни исполнителя:

  • >Ты наивная, ты прекрасная, Быть дырою несогласная, Дева милая, скулишь аллилуйю, Набожна, свята, безропотна. Пропадай ты, сука, пропадом! Пропадай ты, сука, пропадом! В мире все хотят быть «рыжими». А кто нет – торчит и квасит! Мамы с папами серыми лапами Новорожденных хною красят. Кто не мечен – тот не впишется. Жить в клоаке будет хлопотно! Пропадай ты, сука, пропадом! Пропадай ты, сука, пропадом! Позабудь про Божий Рай! Жизни истины просты: Жги и с мясом выдирай Атавизмы доброты! Перепонки ангелов разорваны Саранчи зловещим топотом. Пропадай ты, сука, пропадом! Пропадай ты, сука, пропадом!
  • Земля - шебутное татами, не может ни дня без мокрух Заморыши щучьими ртами глодают убитых старух По сёлам шныряют прокрусты и шпилят сикстинских мадонн Надейся, мой призрачный сгусток, что папа отыщет гондон. А если гондон не найдётся - пополнишь отряды чандал Несладко по жизни придётся, мой друг - ты теперь Хейердал Твой "Кон-тики" прёт по бардянкам, причалить и сдаться нельзя Надейся, ладья Капабланки, что пропил Алёхин ферзя. Рука подпольного бойца колоть устала из шприца Пиздит про Брест энкаведешный жиртрест Арбайтен, юде швайне, шайзе, майся, бойся конца Как все неси свой перевёрнутый крест Как я неси свой перевёрнутый крест! Лишенцы, чмыри и довески сажают на уши пырей Чтоб нам отомстить за фортески, чтоб сделать больными зверей Каштанка бузит не по масти, волчара позорно скулит Надейся, наивный зубастик - утоп в Лимпопо Айболит. Когда держат скипетры лохи, когда все законы мертвы Наружу выходят морлоки из умной седой головы Крадут они спящих инфантов - не сыщут ни Холмс, ни Мегрэ Надейся, надейся, селянка, что спьяну уснул Жиль де Рэ. Рука подпольного бойца колоть устала из шприца Пиздит про Брест энкаведешный жиртрест Арбайтен, юде швайне, шайзе, майся, бойся конца Как все неси свой перевёрнутый крест Как я неси свой перевёрнутый крест! Потомки Адама и Евы, кончайте себя истязать Вперёд, на осаду Эдема - распятьем врата отверзать Растопчем скуфьи и тиары, наполнятся нимбами рвы Надейся, надейся, Варвара, что будут беззубыми львы. Чрезмерно шумливые дети послушно уже не ревут Их ручки и ножки в пакете в Каспийское море плывут Доверчивы чистые души и сами идут на убой Надейся, наивный Ванюша, что волк поперхнётся тобой. Рука подпольного бойца колоть устала из шприца Пиздит про Брест энкаведешный жиртрест Арбайтен, юде швайне, шайзе, майся, бойся конца Как все неси свой перевёрнутый крест Как я неси свой перевёрнутый крест!
  • Автостанция Кинешма в сумке блины Ты стоишь небо синее как дембель в фонтане И во сне мажешь лыжи, укатить из страны Но тебя не пускает, твой Ваня Он нажраться, пляшет, братана с крюка ебашит Раша, страшен, машет сизою булавой Лютый вой, мордобой и ебало в кашу Дефективный супруг нелюбимый твой Уволок тебя в Пердь пятернею потной Заточил в Хрущёвке как дюймовочку крот Были мазы свалить, приезжал тут залетный Экземпляр из более ценных пород Угостил кириешками, сулил Абхазию Обещал, что то там привезти из гор Да видать с продуктового гарпии сглазил Растворился и скрылся в ночи как вор ПРИПЕВ: Маршрутные кабзики грязь месили Коричневый яд Поволжского вилладжа Ты стояла, глаза твои просили: Забери меня на хер из этой Кинешмы! Буду бля, полюблю тебя, яшмовый, надолго. Хочешь, тапочки буду в зубах приносить? Он смотрел как сокол, что брезгует падалью Мне кофейку и два с мясом… Спасибо Мир пропахший кишманской помадой, и старыми тапками Пришпандорены к кафелю святцем Висит Паноровская Рыболовные снасти, балкон стеклотара с остатками И бабуля погладит рукой покрытой коростою Кухня пахла весельем и не ухоженной матерью В Апельсиновых корках отряд насекомых вредителей Скалки склянки и склоки, отвратная ПСИХОСОМАТИКА Отчий дом как хрущевский зверинец и место распития Педофил в драмкружке осыпал непрестанными одами Распускал волосатые клешни, тащи в свою Таврию Но Афелию дали другой, а тебе кушать подано Продаешь на вокзале и ждешь Леонардо ДиКаприо Автостанция, Кинешма в сумке самса Ты стоишь, небо ясное, как участь Донецка Потускнели глаза, расплылись телеса Растолстела в конец как Японская нецка, Черным выхлопом, выдохнул старый «Лиаз» Старики на лавке резались в нарды И все было как раньше всюду квас, керогаз Но к тебе подошел живой Леонардо Белый нордик и волосы на пробор И одет точно так же как в фильме Титаник Протянул к тебе руку, я за тобой Сейчас приедет Rolls Royce, собирайся, ТАНЯ Я искал тебя долго, вот букет из роз Обомлел, как увидел тебя с плаката Она бросила сумку и села в РолссРойС Happy end, поцелуй, умчались к закату
  • Нас С детства учили “когда я ем я глух и нем”. В горле хаванина застрянет, подавишься и сдохнешь. Правило в корне верное, лучше даже наверное, Быть глухонемым, не только когда ешь! Горестей мирских наслушаешься, все осознаешь башкою тронешься: Умножится скорбь — в ход пойдет корвалол. Пропадешь не за грошь, ежели пасть не на того разинешь, косяк спорешь, Корешь, шагом марш под землю к опарышам, балда-балабол! Вы нам говорили растите и становитесь взрослыми, А тогда уже мастрячьте, все что душе угодно, мать её А мы желторотые, повелись на ваши роскозни И стали взрослеть, ударными тэмпами расти. Кокое-то время было кайфово — брали от жизни все её сладости. Но где же та детская беспечность, дерзость, словесная смелость? Взамен лишь бухло — генератор искуственной радости -, Отоспаться и -“работать негр, солнце не село… Греби, Муму, греби — говна не примет дно! Пристани не требуй, бревнами не гребуй! Греби, Муму, греби — нам все равно срать и срать до неба… Срать и срать на небо Нас с детсва (дело — не в дело) шпыняли Страшным Судом. “Послед смерти за деяния свои подвергнется мукам диким!”. Ау, терпигорцы! Кочемай! Суда не будет — мы давно на нем И сами друг другу выносим вердикты! Оглянись: подставы, склоки, законы жестоки резня: Мы на разографе штампованные змеи, резервуары зла: зло лезет наружу… Задыхаясь в сере, мы прём на верный кирдык, как солдатня… Дохнем как мухи, ложимся в папашины градки глубже, глубже! А нам с детства твердили, что человек человеку — ровня… Хуй там! Есть Цезар, а есть гуща идущий на смерть толпы. И земля это не шар. Земля это жаровня. И мы её не хозяева, а зеркальные карпы: Карпеем, крутимся, с Бога на Бога, с боку на бок… Масло кипит… мы скоро украсим пиршество пышное… И мы не венец твореня, а мерзкий грибок На девственно розовых пятах Всевышнего.