Песня «Пацан 2»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Отрубили интернет больше нет бойца. «Юный Вертер» сопли льёт на верёвку в мыле. Истерически вопит на «айфон» овца: «Домодедово колхоз! Задержали вылет!» «Не прожарили стейк, спалили брокколи,» Негодует хомячок-красные штанины. А по Невскому из «Моd»-а, да из «Цоколя» Зомби «думские», упоротые в говнину. Маффин в горле комом. Не сбежать в дацан. Жмёт петля белоленточной паранойи, А в окопе на Донбассе сидит пацан Гришка Тишин. Там шмаляют. И он не ноет. А в окопе на Донбассе сидит пацан Там война, там шмаляют, А он не ноет. Политологов кагал, громче улея «фейсбук», Кирпичами срут всезнайки-джемпера с коттона. Ваши дети курят спайсы, а у них бамбук. Да на столе сухари, а у вас крутоны. Мрачный выпердыш грозится намять бока! соцсетях пиздец легко как рассуждать о боли) У него туда поехать кишка тонка. Впрочем, как и у тебя. А у меня тем более. Маффин в горле комом. Не сбежать в дацан. Жмёт петля белоленточной паранойи, А в окопе на Донбассе сидит пацан Гришка Тишин. Там шмаляют. И он не ноет. А в окопе на Донбассе сидит пацан Там война, там шмаляют, А он не ноет. Тут дымит с утра «Старбакс» и живот урчит. Там дымит Донбасс. Сердца задавила жаба: Почему оно не грянет, почему молчит Это небо, суровое как Челяба? Маффин в горле комом. Не сбежать в дацан. Жмёт петля белоленточной паранойи, А в окопе на Донбассе сидит пацан Гришка Тишин. Там шмаляют. И он не ноет. А в окопе на Донбассе сидит пацан Там война, там шмаляют, А он не ноет. А в окопе на Донбассе сидит пацан… Там война…

Другие песни исполнителя:

  • [Куплет 1] Am6 B7 Em Чтобы в пляс не ходил, бил батяня кнутом: C Am6 B7 Em "Гни свой горб, не гунди! Жизнь начнется потом" Am6 B7 Em Ёлок срубленных - хор. Обещаний -гора. C F# B7 Em Стала кожа моя как елова кора. Em/G Am6 B7 Em Будто в жабрах багор, зенки в грустной воде. C F# B7 Яд холодных камор, на селе черный мор, Em Море Черное где? [Куплет 2] Am6 B7 Em Чтобы в пляс не ходил, бил батяня кнутом: C Am6 B7 Em "Гни свой горб, не гунди! Жизнь начнется потом" Am6 B7 Гроб румяный зовёт, злое небо молчит, Em Em/G Нервы рвет тамаша. C Am6 B7 И в застольном ,бреду черным бесом кричит Em Ледяная душа. Em/G Am6 B7 Em Бьёт лошадку кнутом мужичок в армяке. C Am6 B7 Пьёт калека с котом. В травяном парике Em Em/G Em Труп плывет по реке. [Проигрыш] |Am6 | B7 |Em Em/G | |C | Am6 | B7 | Em | |Am6 | B7 |Em Em/G | |C | Am6 | B7 | Em6 |
  • Спи мой сладкий, мое лишечко, Крепче спи, моя молышечка. Не будь лапшой, расти большой, Не будь правшой, не будь левшой. Уж лучше быть где-нибудь с краюшку Тихо под сереньким камушком. Маленькой змейкою, серенькой змейкою, И жаль, жаль, жаль, жаль прохожих Жаль напрасно прожитых дней Будем не скоро, будет потом Под серым крестом, Под серым крестом Под серым крестом, Под серым крестом ПРИПЕВ: Батюшку подземного добротою не гневи Плюнь на милосердие всех души и рви Встрепенется папа змей лежащий под землей Скажет – Молодец мой милый Молодец мой милый Канареек ебаных всех передави, Смертных человечишек, утопи в крови Плюнь на милосердие, всех души и всех рви Так и живи, От яйца до могилы, От яйца до могилы, от яйца до могилы.. Спи мой сладкий, мое лишечко, Крепче спи, моя малашечка Вавилону твоему скоро крышечка, Птиц распугал ихний отче Своей старушечьей отдышечкой, От которой — сместились все векторы И плевались в распятия Гекторы Им нужен другой лекарь, Им нужен Ганнибал Лектор. Ганнибал Лектор! так что не думай, о рае сынок Путь под землю будет жосток и жесток И наша планета, наша планета. Наша планета, змеиный клубок ПРИПЕВ: А потому, Батюшку подземного смехом не гневи Плюнь на милосердие всех души и рви Встрепенется папа змей, лежащий под землей Скажет – Молодец мой милый, молодец мой милый Канареек ебаных всех передави, Cмертных человечишек ядом отрави Недобитых Ангелов утопи в крови, так и живи.. От яйца до могилы, от яйца до могилы.. Спи мой сладкий, мое лишечко, крепче спи, моя малашечка, В небе ищут, ищет нищий, уповая на кладбище. Ты назначен, быть ползущим, так что проще быть на днище Маленькою змейкою, хитренькой змейкою, А тот кто свят, тот тебе не брат в этом гадюшнике, Вы лишь грешники, кумекай, будь паинькой. — Будь паинькой.
  • Небо в россыпи алмазной. Мир — проекция нуара. Тяжко дышат мутной спермой потайные будуары. На полу лежит Жюстина. На груди — четыре бакса. Час назад она пыталась научить отцов ебаться. Град солёный как с бранзбойда смоет кровь с тщедушных ляжек. Хоть болезный, хоть рябой ты — Бог не даст тебе поблажек. Выбирай броню набоек — либо коблой, либо коброй. Мир, придуманный тобою оказался слишком добрым… У ворот пивного храма пенят усики терпилы, Власть ругают за растраты, за откаты и распилы… Старый Бог умрёт от пытки. Лысый муж умрёт от водки. Возноси хвалу мМадонне и целуй свои обмотки! Смерч согнет тебя как вербу, Апокалипсис — нескоро. И на это мегадерби не собрать тебе хардкора. Без копья овца хипповка. На дерьме — слуга Даджалла. Целка кроличью морковку нежно к холмику прижала. Газават умоет кровью ваши радостные рожи. Карму смирную коровью не исправит даже ножик. Покорись! Пусть станут фаршем все священные коровы! Пусть рука святого старца проникает под покровы! От зубрежки умных книжек цепи вдвое тяжелее. От подачек и коврижек кожа суше и белее. От зазубренных клиночков — на спине седые шрамы. Сотни блядских огонечков жгут ресницы и ашрамы… Джон Ливингстон мертв, но воскреснет не раз В зыбучих песках твоих ангельских глаз. Размоет цунами следы вешних стай. Жюстина, не плюйся… Жюстина, глотай!
  • Спит малиновый король на веселой кочерге Под подушкой прогревая волыну. Стукотят в углу котлы, как колодки на ноге, Отбивая за хвилыной хвилыну. В скрынях керенок — дуром! Дом — на красном кирпиче. Круче только Саваоф и Бурбоны. Только трудно разглядеть в этом тертом калаче Человека, мужика-не гондона. С перекатной на трапмлин — в распальцованную знать. Всех нагреем — и взлетаем как птицы! Пусть зовет святая рать смертью душу постирать. На хромой козе к Козлу прокатиться. Поделить и отобрать, облениться и просрать, И зарыться с головою в болото. Прозвенит смешным тузом херувим в кандальной тьме. Да такой, что в душу срать неохота. Завершились дележи, больше не в кого шмалять. Всем — лепила-кадила-могила. Долбоебы детвора. И волчица тоже блядь. Хоть и сладко поначалу стелила. На мурзилочном мурле белой пудры полведра. Украшений — как на люстре дворцовой. Упакована в карден. Но не любит нихера. Ни за душу, ни за шишку в кальцонах. С перекатной на трамплин — в распальцованную знать. Пухнет в зеркале единственный кореш. Всякий фуцман норовит в душу влезть и прошмонать. А блядям ее копать не позволишь. Фарта нету — хоть убей.В этой ядерной зиме Растрепалась быковая пехота. Просквозит смурной горой херувим в кандальной тьме. Да такой — что в душу срать неохота. Спит малиновый король, зрит ваганьковские сны В отделениях подземных милиций. Тает сало в жерновах темных мельниц Сатаны. Ладно скроенный костюм мнёт землицей. Нахамив в лицо душе, по обломкам побежал. Наутек, поджав крестец, к Богу ближе. Покаянье на одре битый час изображал. Только Богу жопу,брат, не подлижешь!
  • Валаокий старец с крыльями хрустальными, Плелся по ухабам и венкам дорогой дальнею. Тревожно пели коростели, голосами, змеиными, Он видил как сияли ангелы, печатями звериными. Как фантазеры, превращаются в обманщиков, Как корни пустоцвета, жадно тянутся к радуге. Как солью закипали сны, под ржавыми личинами, Да кашляли младенчики, с кровавыми морщинами. Орлы склоняли главы, над разрушенными гнездами, Да гнались бунтари за нарисованными Звездами. Как гноем наливались, напомаженные истины! И злые крысоловы, оборачивались крысами. А карманные мужья когда-то были исполинами. И лица павших в поле, небыли унылыми. Столбы ублюжьей верой, кормят стада небылицами, Да слезы льют кроты, над могилкою жар-птицинай. Валаокий старец с крыльями хрустальными, Плелся по ухабам и венкам дорогой дальнею. Тревожно пели коростели, голосами, змеиными, Он видил как сияли ангелы, печатями звериными.