Песня «Теночтитлан»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

так хотел, чтоб карлик в ранениях осколочных
Вернулся с войны и вымолил новые ноги у бога
Чтоб выгнуть коленца на свадьбе у лапочки дочки
С гостями пуститься в галоп
Мой Теночтитлан загажен торгашеской сволочью
Гнездовье бед, нерестилище серых больниц
Ютятся метисы в концлагере офисной рвоты
Ебут шелудивых волов

Я так мечтал, что вырастет сладкая вишенка
Из сломанной клюшки с надеждой воткнутой в песок пустыря
Рыжеволосым обсосом, повесой курносым грядущим горбатым вором
И в солнечный день прохожая хмурая нищенка
Сорвёт эти ягоды с ветки и сложит с оглядкой в котомку
Наестся и враз превратится в чудесную птицу
И пулей взлетит над Днепром
Теночтитлан -серые рвы, пламя тоски
В черной крови золотые пески
Хищные рты утянули малютку на вязкое дно
Жадной рукой сказочный мир превратили в говно

Я верил в добро и знал что дворняжек отловленных
Положено сдать дрессировщику в цирк -шапито
Хоть егерю в лес, хоть в добрые руки
Хоть серым волкам на поруки, но только не в суп

И как-то в наш двор пришли беспощадные гоблины
Словили дружков и зачем то отдали корейцам на рынок
Кричать было поздно, хозяина нет
Не выкрадут воины гринписа, менты не спасут

Я так мечтал, наступит небесное царствие
Где станет тепло всем озябшим бездомным на свете землянам
Где хаты не с краю, где толпы румяных селянок пекут пироги и встречают гостей
Где желтый огонь в деревенской печи
Шобла головешек настырно трещит
В избушке тепло и не страшные вьюги январские
Утихла тальянка, рыдает гармонь
И папа живой и мама готовит кисель

Теночтитлан -серые рвы, пламя тоски
В черной крови золотые пески
Хищные рты утянули малютку на вязкое дно
Жадной рукой сказочный мир превратили в говно

Другие песни исполнителя:

  • Ты лёг в саркофаг и рёвешь, менестрель! Враги отобрали твою акварель. Услышь же шайтана шальную свирель! Ты мог бы проснуться! Сверкает иголка и винтится мать. Ты будешь до морга стонать и хромать. Как пляжная мумия тихо дремать… А мог бы проснуться… В плацкартных вагонах — несметно змеюк… Куски биомассы плетутся на юг… Ты с ними. Ты спишь. Тебе снится каюк… А мог бы поснуться… Архангел зовёт тебя рвать гамаки. Ты слышишь хлопки, но кондомы крепки… И усталой игрушкой — опять в храпаки… А мог бы проснуться…
  • Было на душе серо, было на душе пусто Я всю жизнь искал время, прямо как герой Пруста Где то на краю света, домик с расписной дверцей В домике живет этом, дама моего сердца. Нежная как шаль, небо, чистая как шёлк моря Ей волхвы несут требы, пению ветра вторят Не мани луна лезба, борзый ветерок взвейся Отнеси меня резвый, к даме моего сердца. ПРИПЕВ: Вот она, вот она, в платьице черном В поле туманном, покрытым кровавой расой Всех ворожит, своей поступью твердой Разбойной красой и острой косой Пыльною была робко, битый век блукал в травах Лютою зимой дрог я, ноют на ступнях раны Я к тебе приду скоро, у костров твоих греться Начинай ложить хворост, дама моего сердца. Мир меня сжимал в пасти, и топил в своей луже Добывал кайлом счастье, ускользало прочь тут же Взял я и на все плюнул, стало так легко петься Ворон твой меня клюнул, дама моего сердца ПРИПЕВ: Вот она вот она в платьице черном В поле туманном покрытым кровавой расой Всех ворожит своей поступью твердой Разбойной красой и острой косой Вот она вот она в платьице черном В поле туманном покрытым кровавой расой Всех ворожит своей поступью твердой Разбойной красой и острой косой По Cтиксу гуляет По Cтиксу гуляет, казак молодой
  • Я скрывать не стану, но до самого конца ненавижу я эту гадину — своего родного отца. Вот он приходит с работы и что-то верещит, и ставит рваные боты в наши кислые щи. Вот он жует котлету, анекдоты свои орет и вытирает газетой свой волосатый рот. Потом волосатой лапой горстями жрет винегрет и ложится с какой-то бабой, что меня родила на свет. Потом он свет выключает и хрюкает словно карась, и в темноте сверкает его единственный глаз. Я нему подползаю весь как есть нагишом, глаз его вырезаю грязным кухонным ножом. Эти благие порывы кончаются плохо у нас, нежно-розовой рыбой по ладони плавает глаз. Разрывает простынь с диким криком отец, я мечтаю про остров и сосу ленедец. Кто-то тихо смеется,кто-то орет в телефон, за окном восходит солнце — нежное как саксофон.
  • Ты дрожишь, мой милый гном. Страшно в логове блатном! Скотобойни и кичманы, мир без шкуры и лица. Не найти, мой милый гном, в апельсине заводном Божьей искры и творения венца… Ты один, мой милый гном. И закон — в тебе одном. Проще срок мотать тарзаном, чем Аврамовым сынком. Разувай свои глаза, соображай куда попал, Чтоб прожить свой век не рядом с дальняком. Стоит ли колен пацанских жизнь среди падлян? Ладанов пахучих и свечей трескучих? Штабелями свалены трупы будетлян. Лярвы у подьячих клянчат happy future. Не добыть, мой милый гном, ни цикутой, ни вином Истины парного молока, правда жизни так далека и горька. Есть у господа клюка на любого мудака.. Жизнь – войнушка отморозка-мотылька. Нас с тобой, мой милый гном, гнали с неба колуном: Из пизды в каменоломню божьим берцем пнули. Ну а мы с тобой, мой гном, вовсе не были говном. Потому и утонули… Не пари, мой милый гном! Этот мир идет на дно С валуном на тонкой шее, сам себе крича «аминь». И придет тот час, мой гном, и на небе ледяном Медным тазом прозвенит звезда-полынь. И тогда, мой милый гном, всё заходит ходуном, Заглотнет сыра-земля все «портсигары-куртка-замшевая-три» Ребятушки-саранча в бой пойдут за зипуном, Перегноем станут царства и цари… Не карпей, мой милый гном, меньше думай о больном, И разверзнется паноптикума серая стена, И над зоной сизари квакнут в небе расписном, Все тебе откроют тайны – тайны горнего судна. Не спеши, мой милый гном! Счастья нет в миру ином. Та же слякоть, те же лужи, та же лажа, те же рожи и ужи, Жоп господних не лижи, хуй на ближних положи И до самой до межи живи по лжи…