Песня «Лили Марлен»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

С поля битвы мчатся на небо маршрутки
Через марево напалмовых долин.
Ты сидишь и нервно крутишь самокрутки,
«Бритый шилом - гретый дымом» исполин.
Ты любил её арийские веснушки,
Как Артурчика застенчивый Верлен.
Ты холил её и лепетал на ушко:
«Будь со мной, моя Лили Марлен!»

Пряди падали на снежную перину,
Поцелуи застывали на груди…
Вспомни, как она стенала и корила,
Как она тебя просила: «Не ходи!»
Ты пошел! Тебе хотелось быть всех круче,
Урфин Джюс король берёзовых полен,
Любоваться ложем сверженного дуче
И делить его с Лили Марлен…

С глаза Пирра не прольётся ни промилли
За щеглов, погибших в праведном бою.
Командиры толстозадые скормили
Тонны мяса молодого воронью.
Содрогает рупор ропот кабальеро:
«Поднимайся, родина, с колен!».
Ты повелся на развод и хлопнул дверью
И забыл свою Лили Марлен…

Сабли острые на солнышке сверкали.
Ты отчаянно и храбро воевал.
Боги Спарты, веселясь, рукоплескали,
Наблюдая этот дивный карнавал.
Дождь кровавый поливал твоё забрало.
Губы знали сок трофейных Магдален.
Под клешнёй у кареглазого капрала
Сладко спит твоя Лили Марлен…

Всё прошло. Растаял дым над Ватерлоо.
Гунны водкой поминают братанов.
Ты вскричал: « Lilly, I want to be your lover! »
Полна жопа костылей и орденов.
Ты пришел, бряцая кульмскими крестами,
Развесёлый и безногий гуимплен.
На полу бледна, изъедена глистами,
Крепко спит твоя Лили Марлен…

Другие песни исполнителя:

  • "БАБКА" 1 куплет. Бабка на койке, бабушка дохнет Тело немеет , слепнет и глохнет Где твои внучки девочки-сучки? Светлые помыслы молодости Комсомолкины белые ручки. А детки-конфетки бьют папиросы Шала-шала-шала-шала пляшут тела, есть дела по важнее А Бабка на койке по горло в помойке. Внуки в раскурке, внуки в экстазе, А бабушка знает, что… Припев: Нет никакого Джа, Вовсе нет никакого Джа, Больше нет никакого Джа, никакого Джа. 2 куплет. Бабка на койке крысы на бабке, Внуки на ханке, Боги в незнанке На изнанку, на изнанку выворачивает бабку Да пить охото, да жрать охото. Боже ты мой, боже ты мой, боже ты мой! Вот уже черти вокруг с их сковородами, Пляшут арагонскую хогу, Боже ты мой! Скорее бы сдохнуть, сдохнуть, Полететь на прямиг через комнатный смрад К обитованным землям, землям, землям, земляничным полянам. Да подальше от рябых сослуживцев, по каторге жизни роба жмет, роба жмет, робко бабке, бабку коробит, бабка робеет, бабку коробит, Но она точно знает… Что нет никакого Джа, Но есть вечно виноватое правительство, Горстка блядей, корефеев, накопительства, Дельцов, жополизателей, предателей, Буржуев и шестерок прихлебателей. Есть госстандарты и стандартопринематели. А остальных они гнобят к такой-то матери. Гремят теракты, громят нашисты бункеры, И усмиряют бунтарей зубодробительством, Свободомыслие живет, но где-то в мизере, Истошно воют пидерасты в тиливизере поют Про ваши зайки, ваши ручки, ваши пальчики Им пое…ть, что где-то в Грозном гибнут мальчики, И пое…ть, что где-то в Грозном гибнут мальчики, Гибнут мальчики, русские мальчики. 3 куплет . Еще есть смерть, нужда и лицемерие. Бросайте, внуки, косяки, довольно зелия. Ведь вы курнули, раскумарились, да дунули, Да закимарили, а вам, пордон, присунули. Ебут как жучек во все щели во все трещины. Довольно рака, господа, не все же женщины Какой тут на хуй Джа? Ведь нет на празднество ходатайства, Точи топор и будь поборником стежательства, Припев: Но нет никакого Джа, Вовсе нет никакого Джа, Больше нет никакого Джа, никакого Джа. 4 куплет. Бабка на койке, ранка на ранке, думка на думке В дымке минуты, гнуты, гнуты суставы, гнуты суставы. Под грузом изгоя она уже там одною ногою И скоро другою, могилу ей роют, роют роем, роем Мухи роются роем, роем, роем, роем. Дышит в затылок мух повелитель Смерти обитель, бабку несут ретивые кони цок-цок-цок ей уже по..уй, ей уже все равно, Ведь она точно знала, что… Припев: нет никакого Джа, Вовсе нет никакого Джа, Больше нет никакого Джа, никакого Джа.
  • Стар и слаб, от горя черен. Побежден, забит, заморен… Стражи дома задрожали. Зацвели кусты миндаля… А Ева ела, Ева ела яблоко… Уходили годы наши надолго… Вроде верил и молился, Правдой жил, как рыба бился. Жилы вытянул, старался. До Эдема не добрался,,, А Ева ела, Ева ела яблоко… Уходило счастье наше надолго… Помнишь садик? Скалки? Жмурки? На песке чертил фигурки. Собирал в карман окурки. В поле кликал сивку-бурку. А Ева ела, Ева ела яблоко… Уходило счастье наше надолго… А Ева ела, Ева ела яблоко… Счастье было. Счастье сплыло…
  • Спит малиновый король на веселой кочерге Под подушкой прогревая волыну. Стукотят в углу котлы, как колодки на ноге, Отбивая за хвилыной хвилыну. В скрынях керенок — дуром! Дом — на красном кирпиче. Круче только Саваоф и Бурбоны. Только трудно разглядеть в этом тертом калаче Человека, мужика-не гондона. С перекатной на трапмлин — в распальцованную знать. Всех нагреем — и взлетаем как птицы! Пусть зовет святая рать смертью душу постирать. На хромой козе к Козлу прокатиться. Поделить и отобрать, облениться и просрать, И зарыться с головою в болото. Прозвенит смешным тузом херувим в кандальной тьме. Да такой, что в душу срать неохота. Завершились дележи, больше не в кого шмалять. Всем — лепила-кадила-могила. Долбоебы детвора. И волчица тоже блядь. Хоть и сладко поначалу стелила. На мурзилочном мурле белой пудры полведра. Украшений — как на люстре дворцовой. Упакована в карден. Но не любит нихера. Ни за душу, ни за шишку в кальцонах. С перекатной на трамплин — в распальцованную знать. Пухнет в зеркале единственный кореш. Всякий фуцман норовит в душу влезть и прошмонать. А блядям ее копать не позволишь. Фарта нету — хоть убей.В этой ядерной зиме Растрепалась быковая пехота. Просквозит смурной горой херувим в кандальной тьме. Да такой — что в душу срать неохота. Спит малиновый король, зрит ваганьковские сны В отделениях подземных милиций. Тает сало в жерновах темных мельниц Сатаны. Ладно скроенный костюм мнёт землицей. Нахамив в лицо душе, по обломкам побежал. Наутек, поджав крестец, к Богу ближе. Покаянье на одре битый час изображал. Только Богу жопу,брат, не подлижешь!