Песня «Снег на голове»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Полчище гнусавое, мух спешит на смерть, Снег паскудным саваном, застил белый свет. Валит сука тоннами, вниз летит кретин, Небо забинтовано, в черный дермантин. Черными колодцами, не измерять дна, Шприцем руки коцаны, в коцы душу гнал Ты скажи мне маленький, что там в рукаве? Почему у маменьки, снег на голове? Мама ходит с бадиком, сгорблена спина, Раньше холку гладила, днесь как высь смурна. В поздний час у ладанки, хвать за сердце и Слов зловонным снадобьем, мазала рубцы. Снег и “хмурый” тоннами, полярная ночь, Втёрся под Ротондою, отлетался торчь. Спи пездюк, зелененький, шапка в рукаве, А у мамки родненькой, снег на голове.

Другие песни исполнителя:

  • Стройдетальский субботний вечер Трутся биксы в разбойной краске Пожилой хвостопад разведчик Нам в авоське несёт айваску К смачной точке галдеж о денгах Не приблизился ни на йоту Из балкона орёт ВаЕнга Или ВАенга, как её там.
  • Я брел по серой и безжизненной пустыне, Ловил пингвинов и цветные миражи. Душа и жилы земляничные остыли, Когда летели с неба бомбы на Кижи. Трещали щепки и проводки коротили, Убитых маслиниц звенели голоса. И над кромешным адом яростно светили, Твои волшебные и честные глаза. И над кромешным адом яростно светили, Твои волшебные и честные глаза. ПРИПЕВ: Чёрствым хрусталем, Пруста, мир — Стреляет в твое сердце, твердое как бут Вспомни обо мне, просто Они когда до смерти душу, заскребут Два лишаистых и замученных Петрония Они искали двери в лето а нашли седую мышь В моих зрачках горит звезда, Но ты не тронь её, а то сгориш. И стали ржавыми все царские короны Померкло злато тамплиеров и жидов Сожрали жабры ненасытного Нейрона Воскресла белая держава вечных льдов. В ТарТараРы весь мир тревожный и безумный Материки тонули в крове и слезах И я смотрел и улыбался как безумный В Твои волшебные и честные глаза И я смотрел и улыбался как безумный В Твои волшебные и честные глаза ПРИПЕВ: Черствым хрусталем, Пруста, мир — Стреляет в твое сердце, твердое как бут Вспомни обо мне, просто — Они когда до смерти душу, заскребут Два лишаистых и замученных Петрония Они искали двери в лето а нашли седую мышь В моих зрачках горит звезда, Но ты не тронь её, а то сгориш. Не помогали миру прайсы и молебны, Беднягу Ирода, порола детвора. Глаза твои манили маревом Целебным, И наполняли сердце пламенем добра. Цветы любви сквозь яд Гудрона прорастали, Утихли стрельбища и Зевсова гроза. И я играл с твоими тонкими перстами, И целовал твои волшебные Глаза. И я играл с твоими тонкими перстами, И целовал твои волшебные.
  • Мама родная моя, вот скажи мне — нахуя ? Зачинала ты меня, в животе носила ?! Чтоб как вся твоя семья, голожопым вырос я Да пошел в пралитарья, дешевою раб силой, Да пошел в пралитарья, свежею раб силой Мама родная моя, больше всех люблю тебя , Но как взгляну я на тебя, все затрепетает . Пашешь Силы не щадя, все приносишь до копья Только велика семя, денег не хватает Только велика семя, денег не хватает Папа лодырь и синяк, не хотит пахать никак То понос, цирроз столбняк, масса катаклизмов Папа спрятался в талчок, двери запер на крючек Хлопнул шкалик и молчок, затарчал как клизма Хлопнул шкалик и молчок, затарчал как клизма Ленка старшая сестра, тоже толку нихера, Там в ларьке у озера, числится торговкой. После смены фраера, её возят в нумера. И Ленка до утра, пардон, тискает головки. И Ленка до утра, тискает головки. Дед на фронте воевал, бил фашистов наповал. Кровь за павших проливал, и лез во всю из кожи. А теперь без ног сидит и псалмы под нос скулит. Никого не наебал, так в грязи и прожил. Никого не наебал, так в грязи и прожил. То что сел мой старший брат, весь район, безмерно рад. От того что был мой брат, конченый наркуха. Как покурит анашу — суки, падлы, порешу. Отрехтую, попишу, раскрашу на крохи. Отрехтую, попишу, раскрашу на крохи. Из кладовки слышен кличь, бабку ебунул параличь Где ж ты господи Ильич, господи, за что же?! Бабка намертво слегла, от того что ордена Её Славы мы сменяли, на ведро картошки Её Славы мы сменяли, на ведро картошки Вот когда я подрасту, то папаше кабелю Бошку нахуй отрублю, не промолвлю слова Маме хлеба воскуплю, семь прицепов завафлю И мамане отыщу, ебаря другого И мамане отыщу, ебаря другого Бабку старую с дедом, коль не сдохнут, сдам в дурдом Пусть там тешатся судом, царствием небесным Ленку в хлам порабощу и в расход её пущу Всем вам падлам отомщу, за босое детство Всем вам падлам отомщу, за босое детство Не хочу я жить как все, видеть сны о колбасе А работать в офисе, предпосылок подавать зачем на бога уповать? буду лучше воровать И тебе на сдобровать, ряженый буржуй И тебе на сдобровать, ряженый буржуй
  • В винном магазине – нету продыху, Нет просвета: ругань, суета. Толокутся в вожделеньи кролики – Седня день рождения Христа. Дьяки в подворотнях пьют с пилатами, Возлагая к лысинам перста. Бабы пахнут водкой и салатами. Седня день рождения Христа. Тумбочки — кумы железноклыкие Под Сердючку скачут тра-та-та, Все – от Адыгеи до Калмыкии Пьют за день рождения Христа! Инженерчик – мымра двухъяичная, В рот усатый жахая полста, Травит анекдоты неприличные. Седня день рождения Христа. Жрут козюльки отпрыски беспечные, Тырят по карманам леденцы, Хныкают от папиной затрещины. «Merry Christmas!» — весть во все концы! Дядя Вова щупает монтажницу – Видимо, всё это неспроста. Веселитесь, бражники и бражницы – Сёдня – день рождения Христа! Тысячи вселенных в танце ляжечном Шмары в дискоклубах создают. А щеглы, прикусывая жвачками, Кровь Христову с бутылей клюют. Старая лежит – еблом в иконушку, Гноем наливается киста, Ждет спасенья старая бурёнушка – Сёдня день рождения Христа. Жрется торт, лакаются красители, За ноль пятью — новая ноль пять. Ждет народ пришествия спасителя, Чтоб потом опять его распять…
  • Горе, опухшими веками бледной старухи на стол опускается стопка. Горе, перебери столько дорог, что и гроб замаячит, как ротная койка. Губою заячьей небо весит над куском человека в брезентовой марле. Почему следы незнакомцев ведут в бурелом непролазный из маминой спальне? Горе, капелька, пушечка, небо с овчинку, знала бы кукушечка убила девчинку. Пальцы подушечками по коробочке вымученно чиркала. Земля меня выучила косой и киркаю. Горе, цвета бесцветного люди-продукты, сплюнит в открытую дверь небесный кондуктор. Небесный продуктор одарет бесцветьем. Они еще живы, но как это спеть им? Месяц недоношенный жаждет подношения. Что засим это небо? Целовали глаза, каждый дюйм ядовитого неба. Где больная вода вытекала из туч. Злополучного солнышко луч пробивался, так рьяно, он хотел щекотать твоё тело. А в ковре, на поляне. По печальной щеке проползал скарабей. А не броский старик, не броско одетый старик. Он прелег отдохнуть или умер.