Песня «Бугорки безымянных могил»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Текст песни не найден. Добавить?
Мы платим за добавление текста. Вам нужно авторизоваться, чтобы мы смогли вам заплатить
Отмена

Другие песни исполнителя:

  • Сосны, физкультурницы, свечи, Воткнутые в манный пирог. В коме скукожился вечер, Предсмертной нирваной продрог. Стужа вселяет холодные мысли, В скальпы базарной толпы. Молчат не подожженные избы, Кони слепы… Были да исчезли махом Школьные друзья ушли по делам Куколки заткнулись нахуй По своим углам. Диктор с поздравлением вязким В уши залетает как в дерьмо первый снег Девочка сидит в коляске, смотрит забег Чешет женщина в робе обвислой, С профсоюзной рожей к дочке своей. Дочка в день рожденья просила — Пару новых кроссовок, да на что они ей?! А в хозяйственной сумке заветной Целый килограмм каракумских конфет До чего ж она любит конфеты Милый ангел, души моей свет
  • Холодно тебе, малышка? Ветер продолжает петь. Порван одноглазый мишка – Некому тебя согреть. Потерпи, малыш, немножко! Пусть метёт белым-бело! Скоро Он примчится, вздёрнет нас на рожки – В печке будет всем тепло. Холодно тебе, малышка? Плачешь, пальцы теребя. У людей в сердцах ледышки. Им, поверь, не до тебя! Потерпи, малыш, немножко! Выбрось битое стекло! Скоро Он примчится, скоро всё случится – В печке будет всем тепло!.. Холодно тебе, малышка! Вьюга пляшет болеро. У тебя подмышкой книжка. В книжке – сказки про добро. Сказочкам не стоит верить: Автор – сраное трепло! Нет чудес! Есть – гады, изверги и звери! В печке будет всем тепло… Холодно тебе, малышка! Боже, как же ты дрожишь! Надо, курва, закаляться!!! Хуйли ты пластом лежишь!!! Крокодилы съели солнце. Гердой быть – незападло! Скоро Он примчится и за всё с нас спросит – В печке будет всем тепло…
  • Bm A Нагулявшись, набухавшись, C# G Напрелюбодействовавшись, Bm G E Мяса детского нажравшись, C# G Мы придём домой… Em A А Ты всё печёшь, дорогой! D G Ты всё печёшь, дорогой! Em A Ты всё печёшь, дорогой! Bm Ты всё печёшь… Мы работали как волы, А теперь – пьяны и голы. Уходили голы – значит, голы И придём домой… А Ты всё печёшь, дорогой! Ты всё печёшь… После римского угара Ждут холодные постели И за окнами метели… Временный покой… А Ты всё печёшь, дорогой! Ты всё печёшь… После ласк развратной дамы, Водки (слаще фимиама) За пинком, стыдом и срамом Мы придём домой… А Ты всё печёшь, дорогой! Ты всё печёшь…
  • Извивалась юркая полудюймовая рыбица, Выброшенная на сушу суровым Посейдоном. А вокруг – канонады наркоманской, блядской, глянцевой Ибицы, От которых трепыхались изможденные лики Мадонны. Рыбкины жабры раздвигались как шлюхины влагалища; Она стонала и тряслась: «О, Боже святый! За что Ты меня сюда: ведь я же совсем мала ещё! Я только что родилась! Я ни в чём не виновата!..» Но таинственный Некто хранил молчание (Что можно было расценить не иначе как «отъебись и ползи») И у маленькой рыбки от гнева и уныния сперло дыхание… Так она, корчась в агонии, подохла в грязи… Я в это время танцевал и не помог ей выбраться, Я не слышал её стонов, и нашёл уже мёртвой. И в порыве яростного отчаяния пнул эту самую рыбицу В глухую пучину – на расправу прожорливым волнам… А серпентарий по имени «Ибица» ждёт кары Творца: Две заботы – забыться и выжить! Остальное – не важно. Но Гаутама не покинет дворца… За забором так страшно… «Под легкий ужин» сделанная в трущобах малышка-Золушка (Из тех, кто по Его жребию права на счастье не имеет), Ничего в этой жизни не видавшая(кроме пьянок мамы и домогательств отчима Фролушки) Однажды где-то прочитает про Грэя. И она будет ждать его, что он прискачет на белом коне и скажет «Моя Муся! Ай лав ю!»…Но где же он? Кругом лишь ссыкло да пропойцы! …И Золушка с горя нажрётся, раздвинет ноги и отдастся первому попавшемуся — Тому, кого ничего не интересует кроме того, что у нее ниже пояса. А дальше – по накатанной: грязный шалман для путан… И – путаться, путаться, путаться! Хуи. Кубы и литры. И превратит её злая фея-Судьба, как спел бы Армен Григорян, В «безобразную Эльзу – королеву флирта». Да как полетят в неё каменьями осуждения и злые слова! Колкими эпитетами её сгноят старые девы. Но людская молва ей – давно трын-трава: Ведь она хоть чуть-чуть побыла королевой!… А серпентарий по имени «Ибица» ждёт кары Творца: Две заботы – забыться и выжить! Остальное – не важно. Но Гаутама не покинет дворца… За забором так страшно… В теплой кухне уминая белый хлеб с повидлом, Кроя чертежи очередной духовной кампании, Ежедневно и ежесекундно прихожу к тому, что лучше родиться быдлом.