Песня «Терпеть рожать работать умереть»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Поголовье мужей бандежь, Кто дохляк кто бухой дебил. Ты кого-то в натуре ждешь, Чтоб кормил наряжал не пил. Ночь прошла и сопливый сквирт, В умывальник исторг ходок. И растаял в стакане спирт, Прозвенел заводской гудок. Он оставит под дверью ключь, И глазунью твою не съест. Косоротый, худой как плющь, Сгинет прочь, обоссав подъезд. Ну а ты распахнешь окно, Засмалишь в леденящий смог. Проскрепишь мужики гавно, Да и этот опять не смог. Отцов твоих отцы, не датские принцы. А ушлые, смешные алкаголики. С наукой раньше срока, прогореть. И будут тебя драть, не альфа не самцы. А будут тебя драть пивные Лёлики. Терпеть, рожать, работать, умереть. Забубнит голубой экран, На Борнео долбят белуг. По Медео шуршит джейран На Майдане ебашат лук За кардоном прекрасный Он, Море денег и рай земной. В мутной вазе гниет пион, На окошке у проходной.

Другие песни исполнителя:

  • В доме шумно, в доме гам, в доме музыка, Пацаны расслабляются водкою, Ты валяешься голой на мусорке Вся в слезах и избитая плёткою. Над тобой, малолетней кокоткою, Надругались циничные взрослые. Ты себя утешаешь иголкою — Кушать хуй под морфой всегда сноснее. А ведь когда-то у тебя были бантики, Ты была розовощёкою плаксою. Озорные канапатые мальчики Тебя в школе дёргали за косу. Ты была в школе первой красавице И читала про любовь всяки книжицы, Но однажды нажралась до беспамятства И ощутила, что в тебе кто-то движется. Кровь текла по, а ты стонала и охала. От экстаза чуть бошкою не сбрендила. А на утро проспалась и не вспомнила Незнакомого своего благодетеля. А ведь когда-то у тебя были бантики, Ты была розовощёкою плаксою. А теперь ыт понимала, что мальчики Только в школе дёргали за косу. Ты отбросила своих мишек плюшевых, Стала водку жрать, душиться и краситься. Убегала, мамку с папкой не слушала, Приглашали в кабаки старшеклассники. Подходили похотливые цунары, Отпускались комплименты шаблонные, И сажали в «жигулёнки» и «бумеры» Да ебали напролёт ночи лунные. А ведь когда-то у тебя были бантики, Ты была розовощёкою плаксою. Озорные канапатые мальчики Тебя больше не дёргают за косу. Фантастичен был прыжок в мир безжалостный, Ты шагала по земле с буквой алою. Из проверенных друзей лишь осталися Шприц, поллитра да гандон вместе с ганжею. А в доме шумно как всегда, в доме музыка Кобели добиваются палочки. Ты валяешься голой на улице, Вспомная свою милую мамочку.
  • Что глазами лупаешь, нежное дитя? Под фрезою времени плавятся, кряхтя, Листья календарные, калачи с печи. Агнец, молчи! Отчитает бабушка сказки про Емель – Жизнь покажет з*дницу, сгинет детский хмель. Боль и унижения за собой влачи. Агнец, молчи! В небо дезертировал – крылышки подрезали. Научился плавать под водой – жабры разорвали. Видно, на роду написано корчиться под мессером… Это проходили – избежишь едва ли. Нету ширмы радужной в царстве Колымы – Пред тобой разверзнулась пасть вселенской тьмы: Зазывают на огонь черти из печи. Агнец, молчи! Ты чертей не слушайся. Щеки подставляй. Трепещи – и, может быть, попадёшь в свой рай. Ножики наточены. Курят палачи. Агнец, молчи! Лезвие холодное поцелует плоть. Источник teksty-pesenok.ru Кто-то должен мучиться, кто-то – заколоть. Не противься попусту! В голос не кричи. Агнец, молчи! В небо дезертировал – крылышки подрезали. Научился плыть по дну – жабры разорвали. Видно, на роду написано корчиться под мессером… Это проходили – избежишь едва ли. Не скули, не скули шл*хою побитою! Скоро всё закончится – нам ли жить в печали! Битые-небитые – всем лежать под плитами. Это проходили. Избежишь едва ли.
  • Извивалась юркая полудюймовая рыбица, Выброшенная на сушу суровым Посейдоном. А вокруг – канонады наркоманской, блядской, глянцевой Ибицы, От которых трепыхались изможденные лики Мадонны. Рыбкины жабры раздвигались как шлюхины влагалища; Она стонала и тряслась: «О, Боже святый! За что Ты меня сюда: ведь я же совсем мала ещё! Я только что родилась! Я ни в чём не виновата!..» Но таинственный Некто хранил молчание (Что можно было расценить не иначе как «отъебись и ползи») И у маленькой рыбки от гнева и уныния сперло дыхание… Так она, корчась в агонии, подохла в грязи… Я в это время танцевал и не помог ей выбраться, Я не слышал её стонов, и нашёл уже мёртвой. И в порыве яростного отчаяния пнул эту самую рыбицу В глухую пучину – на расправу прожорливым волнам… А серпентарий по имени «Ибица» ждёт кары Творца: Две заботы – забыться и выжить! Остальное – не важно. Но Гаутама не покинет дворца… За забором так страшно… «Под легкий ужин» сделанная в трущобах малышка-Золушка (Из тех, кто по Его жребию права на счастье не имеет), Ничего в этой жизни не видавшая(кроме пьянок мамы и домогательств отчима Фролушки) Однажды где-то прочитает про Грэя. И она будет ждать его, что он прискачет на белом коне и скажет «Моя Муся! Ай лав ю!»…Но где же он? Кругом лишь ссыкло да пропойцы! …И Золушка с горя нажрётся, раздвинет ноги и отдастся первому попавшемуся — Тому, кого ничего не интересует кроме того, что у нее ниже пояса. А дальше – по накатанной: грязный шалман для путан… И – путаться, путаться, путаться! Хуи. Кубы и литры. И превратит её злая фея-Судьба, как спел бы Армен Григорян, В «безобразную Эльзу – королеву флирта». Да как полетят в неё каменьями осуждения и злые слова! Колкими эпитетами её сгноят старые девы. Но людская молва ей – давно трын-трава: Ведь она хоть чуть-чуть побыла королевой!… А серпентарий по имени «Ибица» ждёт кары Творца: Две заботы – забыться и выжить! Остальное – не важно. Но Гаутама не покинет дворца… За забором так страшно… В теплой кухне уминая белый хлеб с повидлом, Кроя чертежи очередной духовной кампании, Ежедневно и ежесекундно прихожу к тому, что лучше родиться быдлом.
  • Лежит бабуня как Алиса на тахте, У изголовия корытники сидять. Лежить-попёрдываеть-глазьями глядить. Жила-жила, а вот таперя помирать! В тоске-печали баба Люба говорить: «Внучки-корытнички, плохи мои дела! Мне Богу стыдно показаться на глаза - Ведь я всю жизнь проблядовала-пропила! Эх, баба Люба, съешь какашку попадьи - И избежишь Хароновой ладьи. Мошонку вылижи апостолу Петру - И застолбишь в Раю фартовую нору! Лежит бабуня как языческий статуй, Мозги куриные кумекают во лбу: «А если Богу пососу при встрече...лапу? Тогда уж точно в Рай Небесный попаду!» И вот помёрла баба Люба анадысь, Пришла к Всевышнему на встречу в кабинет. И всё бы вроде ничего, да только вот... ...у Бога этой самой лапы вовсе нет! Эх, баба Люба, съешь какашку попадьи - И избежишь Хароновой ладьи. Мошонку вылижи апостолу Петру - И застолбишь в Раю фартовую нору!