Песня «Вот и нет любви»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Ромэо не выпил свой яд, Джульетта не закололась. И вот понеслось: совет да любовь, медово-гламурная молодость. Потом гименеевы узы. Сопливых детей народили. Пять дней на работу, детей в детский сад. В субботу в театры ходили. Союз влагалища и члена Любви достойная замена. Вот и нет любви. Где она теперь? За горами? За лесами? Вот и нет любви. Скоро мы с тобой Станем мертвецами. Ромэо мамон отрастил. Джульетта уже не кончает. С завода Ромэо, уставшего в хлам, Джульетта угрюмо встречает. Ромэо идёт в гаражи к мужикам, стянув на закуску котлету. Джульетта во время отсутствия мужа шныряет к спортсмену-соседу. Она не станет Дездемоной И спят усталые гормоны… Вот и нет любви. Где она теперь? За горами? За лесами? Вот и нет любви. Сами обрели И просрали сами… Ромэо колотит Джульетту, когда нажирается в мясо (Джульетта ему наставляет рога с каким-то майором запаса). А после Ромэо хлопает дверью, чтоб с Грэем продолжить застолье И песни похабные выть под гармонь, склонившись над мёртвой Ассолью. Она скончалась в богадельне. Ей эти песни параллельны.
Вот и нет любви. Где она теперь? За горами? За лесами? Вот и нет любви. Девочка Ассоль Вздулась парусами…

Другие песни исполнителя:

  • За ставнями мор, в окошечке мир Икона в углу, а под рясами жир Раздолье коню, да жмут удила Рогожей в лицо вам ругань моя Палати скрепят по венам клинком И град не проймешь терновым венком В душе самоцвет, а за пазухой хлеб В кармане патрон, а наружностью слеп Или Или Лама Савахфани Я заебался жить в этой срани Или Или Лама Савахфани Я не могу больше жить в этой срани Гсподи, на кого ты меня покинул? На древе цветы, во древе труха По роже мудрец, а внутри потроха Лучистый пророк парит на орле Следы кандалов на косматом крыле За сполохом рай, до рая хромай Ходи да броди, никогда не найди В словах пряный мёд, да кривдой разит Пусть молния блядей земных поразит Или Или Лама Савахфани Я заебался жить в этой срани Или Или Лама Савахфани Я не могу больше жить в этой срани Гсподи, на кого ты меня покинул? Я знаю, что ты думаешь в этот момент Мол я экскремент, диссидент, декадент Но разверзни глаза и мир тебя съест Жерлом вечной пропасти Дышащий тьмой над пропастью мост На нём западня Огонь разведён, а на потивене я По коже нарцисс, да под кожею Брут И я сру на них и они в меня срут Или Или Лама Савахфани От веры безглазой спаси-сохрани Или Или Лама Савахфани От веры безглазой спаси-сохрани
  • Автостанция Кинешма в сумке блины Ты стоишь небо синее как дембель в фонтане И во сне мажешь лыжи, укатить из страны Но тебя не пускает, твой Ваня Он нажраться, пляшет, братана с крюка ебашит Раша, страшен, машет сизою булавой Лютый вой, мордобой и ебало в кашу Дефективный супруг нелюбимый твой Уволок тебя в Пердь пятернею потной Заточил в Хрущёвке как дюймовочку крот Были мазы свалить, приезжал тут залетный Экземпляр из более ценных пород Угостил кириешками, сулил Абхазию Обещал, что то там привезти из гор Да видать с продуктового гарпии сглазил Растворился и скрылся в ночи как вор ПРИПЕВ: Маршрутные кабзики грязь месили Коричневый яд Поволжского вилладжа Ты стояла, глаза твои просили: Забери меня на хер из этой Кинешмы! Буду бля, полюблю тебя, яшмовый, надолго. Хочешь, тапочки буду в зубах приносить? Он смотрел как сокол, что брезгует падалью Мне кофейку и два с мясом… Спасибо Мир пропахший кишманской помадой, и старыми тапками Пришпандорены к кафелю святцем Висит Паноровская Рыболовные снасти, балкон стеклотара с остатками И бабуля погладит рукой покрытой коростою Кухня пахла весельем и не ухоженной матерью В Апельсиновых корках отряд насекомых вредителей Скалки склянки и склоки, отвратная ПСИХОСОМАТИКА Отчий дом как хрущевский зверинец и место распития Педофил в драмкружке осыпал непрестанными одами Распускал волосатые клешни, тащи в свою Таврию Но Афелию дали другой, а тебе кушать подано Продаешь на вокзале и ждешь Леонардо ДиКаприо Автостанция, Кинешма в сумке самса Ты стоишь, небо ясное, как участь Донецка Потускнели глаза, расплылись телеса Растолстела в конец как Японская нецка, Черным выхлопом, выдохнул старый «Лиаз» Старики на лавке резались в нарды И все было как раньше всюду квас, керогаз Но к тебе подошел живой Леонардо Белый нордик и волосы на пробор И одет точно так же как в фильме Титаник Протянул к тебе руку, я за тобой Сейчас приедет Rolls Royce, собирайся, ТАНЯ Я искал тебя долго, вот букет из роз Обомлел, как увидел тебя с плаката Она бросила сумку и села в РолссРойС Happy end, поцелуй, умчались к закату
  • Я брел по серой и безжизненной пустыне, Ловил пингвинов и цветные миражи. Душа и жилы земляничные остыли, Когда летели с неба бомбы на Кижи. Трещали щепки и проводки коротили, Убитых маслиниц звенели голоса. И над кромешным адом яростно светили, Твои волшебные и честные глаза. И над кромешным адом яростно светили, Твои волшебные и честные глаза. ПРИПЕВ: Чёрствым хрусталем, Пруста, мир — Стреляет в твое сердце, твердое как бут Вспомни обо мне, просто Они когда до смерти душу, заскребут Два лишаистых и замученных Петрония Они искали двери в лето а нашли седую мышь В моих зрачках горит звезда, Но ты не тронь её, а то сгориш. И стали ржавыми все царские короны Померкло злато тамплиеров и жидов Сожрали жабры ненасытного Нейрона Воскресла белая держава вечных льдов. В ТарТараРы весь мир тревожный и безумный Материки тонули в крове и слезах И я смотрел и улыбался как безумный В Твои волшебные и честные глаза И я смотрел и улыбался как безумный В Твои волшебные и честные глаза ПРИПЕВ: Черствым хрусталем, Пруста, мир — Стреляет в твое сердце, твердое как бут Вспомни обо мне, просто — Они когда до смерти душу, заскребут Два лишаистых и замученных Петрония Они искали двери в лето а нашли седую мышь В моих зрачках горит звезда, Но ты не тронь её, а то сгориш. Не помогали миру прайсы и молебны, Беднягу Ирода, порола детвора. Глаза твои манили маревом Целебным, И наполняли сердце пламенем добра. Цветы любви сквозь яд Гудрона прорастали, Утихли стрельбища и Зевсова гроза. И я играл с твоими тонкими перстами, И целовал твои волшебные Глаза. И я играл с твоими тонкими перстами, И целовал твои волшебные.