Песня «Два степных орла»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Два степных орла с солью на крылах
Мчали к водопою на район
Пусть картечь отмоет наши кости до бела,
Знай, моё сердце твоё
Пусть картечь отмоет наши кости до бела,
Знай, моё сердце твоё

Кровяная мгла, город на костях,
Мины сладко спят и ждут боёв
И пускай меня полади скормят по частям,
Знай, моё сердце твоё
И пускай меня полади скормят по частям,
Знай, моё сердце твоё

Пусть ты далеко, и поёшь не мне,
Но тобой, как прежде, упоён
По волнам ко мне несётся твой волшебный смех,
Знай, моё сердце твоё
По волнам ко мне несется твой волшебный смех,
Знай, моё сердце твоё

Ливнем над барханами, солью над курганами
Трели чудоокой пронеслись
Сорами, лавинами, как хмельными винами
От чего-то вдоволь напились
Сорами, лавинами, как хмельными винами
От чего-то вдоволь напились

На погосте спит молодой солдат,
На кресте святая буква "Ё"
И пускай меня затащат с потрохами в ад,
Знай, моё сердце твоё
И пускай меня затащат с потрохами в ад,
Знай, моё сердце твоё...
Знай, моё сердце твоё...
Знай, моё сердце твоё...

Два степных орла с солью на крылах
Мчали к водопою на район...

Другие песни исполнителя:

  • Горе, опухшими веками бледной старухи на стол опускается стопка. Горе, перебери столько дорог, что и гроб замаячит, как ротная койка. Губою заячьей небо весит над куском человека в брезентовой марле. Почему следы незнакомцев ведут в бурелом непролазный из маминой спальне? Горе, капелька, пушечка, небо с овчинку, знала бы кукушечка убила девчинку. Пальцы подушечками по коробочке вымученно чиркала. Земля меня выучила косой и киркаю. Горе, цвета бесцветного люди-продукты, сплюнит в открытую дверь небесный кондуктор. Небесный продуктор одарет бесцветьем. Они еще живы, но как это спеть им? Месяц недоношенный жаждет подношения. Что засим это небо? Целовали глаза, каждый дюйм ядовитого неба. Где больная вода вытекала из туч. Злополучного солнышко луч пробивался, так рьяно, он хотел щекотать твоё тело. А в ковре, на поляне. По печальной щеке проползал скарабей. А не броский старик, не броско одетый старик. Он прелег отдохнуть или умер.
  • ах как хочется вернуться в тот солнечный день когда в форточку мама кричала домой а футбол был в разгаре и трава прилипала к сведенным коленкам это было в обед а с утра красноперка в усталом пруду повела поплавок в камыши оставляя в воде только черные ленты а теперь все на кладбище в ряд и в аду развеселом горят миру станет смешно а потом все равно нарожают других злою пулей года просвистят и глаза за оградкой блестят очень скоро и мы завернемся с тобой с головой в одеяло весенних могил а в детской кладовке резиновый мяч и кроссовки в которые больше не влезу очки для вечерней рисовки и с постера смотрит Ван Дамм под папиной рваной спецовкой живут все мои пистолеты за окнами вечное лето оно не пройдет никогда с Ханкалы приплывают сынки а потомки крышуют ларьки ты шлифуешь свой первый аккорд и в беседке поешь про солдат на привале ты юн и вся жизнь у тебя впереди бьется сердце в фанерной груди все дороги до ада открыты и в душу волки пока не плевали а в детской кладовке резиновый мяч и кроссовки в которые больше не влезу очки для вечерней рисовки и с постера смотрит Ван Дамм под папиной рваной спецовкой живут все мои пистолеты за окнами вечное лето оно не пройдет никогда а в детской кладовке резиновый мяч и кроссовки в которые больше не влезу очки для вечерней рисовки и с постера смотрит Ван Дамм под папиной рваной спецовкой живут все мои пистолеты проснусь а за окнами лето оно не пройдет никогда вернуться в тот солнечный день ах как хочется вернуться в тот солнечный день хочется вернуться в тот солнечный день хочется вернуться в тот солнечный день
  • Земля - шебутное татами, не может ни дня без мокрух Заморыши щучьими ртами глодают убитых старух По сёлам шныряют прокрусты и шпилят сикстинских мадонн Надейся, мой призрачный сгусток, что папа отыщет гондон. А если гондон не найдётся - пополнишь отряды чандал Несладко по жизни придётся, мой друг - ты теперь Хейердал Твой "Кон-тики" прёт по бардянкам, причалить и сдаться нельзя Надейся, ладья Капабланки, что пропил Алёхин ферзя. Рука подпольного бойца колоть устала из шприца Пиздит про Брест энкаведешный жиртрест Арбайтен, юде швайне, шайзе, майся, бойся конца Как все неси свой перевёрнутый крест Как я неси свой перевёрнутый крест! Лишенцы, чмыри и довески сажают на уши пырей Чтоб нам отомстить за фортески, чтоб сделать больными зверей Каштанка бузит не по масти, волчара позорно скулит Надейся, наивный зубастик - утоп в Лимпопо Айболит. Когда держат скипетры лохи, когда все законы мертвы Наружу выходят морлоки из умной седой головы Крадут они спящих инфантов - не сыщут ни Холмс, ни Мегрэ Надейся, надейся, селянка, что спьяну уснул Жиль де Рэ. Рука подпольного бойца колоть устала из шприца Пиздит про Брест энкаведешный жиртрест Арбайтен, юде швайне, шайзе, майся, бойся конца Как все неси свой перевёрнутый крест Как я неси свой перевёрнутый крест! Потомки Адама и Евы, кончайте себя истязать Вперёд, на осаду Эдема - распятьем врата отверзать Растопчем скуфьи и тиары, наполнятся нимбами рвы Надейся, надейся, Варвара, что будут беззубыми львы. Чрезмерно шумливые дети послушно уже не ревут Их ручки и ножки в пакете в Каспийское море плывут Доверчивы чистые души и сами идут на убой Надейся, наивный Ванюша, что волк поперхнётся тобой. Рука подпольного бойца колоть устала из шприца Пиздит про Брест энкаведешный жиртрест Арбайтен, юде швайне, шайзе, майся, бойся конца Как все неси свой перевёрнутый крест Как я неси свой перевёрнутый крест!
  • С поля битвы мчатся на небо маршрутки Через марево напалмовых долин. Ты сидишь и нервно крутишь самокрутки, «Бритый шилом - гретый дымом» исполин. Ты любил её арийские веснушки, Как Артурчика застенчивый Верлен. Ты холил её и лепетал на ушко: «Будь со мной, моя Лили Марлен!» Пряди падали на снежную перину, Поцелуи застывали на груди… Вспомни, как она стенала и корила, Как она тебя просила: «Не ходи!» Ты пошел! Тебе хотелось быть всех круче, Урфин Джюс – король берёзовых полен, Любоваться ложем сверженного дуче И делить его с Лили Марлен… С глаза Пирра не прольётся ни промилли За щеглов, погибших в праведном бою. Командиры толстозадые скормили Тонны мяса молодого воронью. Содрогает рупор ропот кабальеро: «Поднимайся, родина, с колен!». Ты повелся на развод и хлопнул дверью И забыл свою Лили Марлен… Сабли острые на солнышке сверкали. Ты отчаянно и храбро воевал. Боги Спарты, веселясь, рукоплескали, Наблюдая этот дивный карнавал. Дождь кровавый поливал твоё забрало. Губы знали сок трофейных Магдален. Под клешнёй у кареглазого капрала Сладко спит твоя Лили Марлен… Всё прошло. Растаял дым над Ватерлоо. Гунны водкой поминают братанов. Ты вскричал: « Lilly, I want to be your lover! » Полна жопа костылей и орденов. Ты пришел, бряцая кульмскими крестами, Развесёлый и безногий гуимплен. На полу бледна, изъедена глистами, Крепко спит твоя Лили Марлен…