Песня «Проснуться»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

Ты лёг в саркофаг и рёвешь, менестрель! Враги отобрали твою акварель. Услышь же шайтана шальную свирель! Ты мог бы проснуться! Сверкает иголка и винтится мать. Ты будешь до морга стонать и хромать. Как пляжная мумия тихо дремать… А мог бы проснуться… В плацкартных вагонах несметно змеюк… Куски биомассы плетутся на юг… Ты с ними. Ты спишь. Тебе снится каюк… А мог бы поснуться… Архангел зовёт тебя рвать гамаки. Ты слышишь хлопки, но кондомы крепки… И усталой игрушкой опять в храпаки… А мог бы проснуться…

Другие песни исполнителя:

  • Пидорасы, дартаньяны, тарапуньки, штепселя – Все знают, что всё распиздато только в телеке. «В голубом одеяле» чьи-то «юные тела», А чьи-то юные тела – в багровом Тереке. Кто-то капает на лобстера младенческой слезой, Нюней скрипки страдиварской умиляется. А кто-то хуй без соли в сухомятку жрёт с бузой, Контрафактным бычьим пойлом похмеляется. Руки в стружке, жопы в мыле, в карманах по «Прима»-ку – Пролетарские замученные лошади. Добролицые брошюрцы «чешут», вечно начеку – Старушенций опускают на жилплощади. Я люблю тебя, планета, захлебнись ты, бля, в крови, Злоебучая ты золушкина мачеха! Растерявшие носы и нюхи на фронтах любви Лепрозорские засранцы кличут папочку: Припев: «Когда же ты нажрешься, Яшенька? Редеет и редеет пашенка! Когда же ты нажрешься, Ёгова? Обжора-Баррабек ты ёбаный! По совести, по чести, без обмана, без греха Живи да наживай счета с циррозами. На поминках твоих братушки будут рвать меха, Наследнички табе обложат розами. Бухнут, взгрустнут, зароют и пойдут вершить свой труд Сизифы-кореша – ворочать камушки. Их дети – укротители ботанов и зануд – Без башен как булгаковская Аннушка. Трепещут пред тобою суеверные скопцы, Целуют в жопу верные свидетели. Брюхаты кобели-попы пречистые отцы – Все славят твои, Яшка, добродетели. А ты лежишь султаном и глядишь на наш шабаш, И машут ангелочки опахалами. Из бабкиных коронок позолочен твой шалаш И вымощен смиренными ебалами… Припев: . Страшась зубовных скрежетов, поветрий и холер Стоят пенсионерки кверху крупами. Все дрочат на тебя, о, Всемогущий Кавалер, И даже маковки церквей торчат залупами. А если в горнем мире наступали холода, Ты грелся астрономами и ведьмами. У патеров твоих они не брали на рота И потешались над твоими бреднями Пиздатый ты бугор – «трясись, молись и потакай». А вместо помощи – упреки да стращания. Ты бы лучше своим овцам показал кекусинкай, А не пудрил мозг пустыми обещаньями. Мы кропим друг другу спины ядовитою слюной, По сожженным нивам шастаем гаврошами. Чего ты прячешь рыло за кадильной пеленой? Пожалей своих ублюдков недоношенных!
  • 24.11.2005 Люди живут, едят, землю каптят, Скорбь приумножают, рожают достойную смену. Плюют на старых друзей. Пребывая в ярости, забывают простецкие радости: Смотреть на море, любить своих ближних, Беречь своих мам драгоценных. И люди порой что-то там размышляют О черте, за которой исчезают любые привязанности. …М-да! Проблем итак по самое горло: Денег нет, кидают дамы, Работа, волчий мир (в котором если ты не волк – волки тебя порвут как грелку!) Но когда ты стоишь и смотришь, Как циничные хлопцы спускают гроб с твоею мамой, Тогда все твои мудреные гипотезы о «жизни после жизни» Разлетаются в труху… И быть там где-то на слуху…Нужда…Карьерные дела, Копейки, объедки, монетки, женские тела… И жизнь-юла предательски мала… И всё настолько мелко…
  • В винном магазине – нету продыху, Нет просвета: ругань, суета. Толокутся в вожделеньи кролики – Седня день рождения Христа. Дьяки в подворотнях пьют с пилатами, Возлагая к лысинам перста. Бабы пахнут водкой и салатами. Седня день рождения Христа. Тумбочки — кумы железноклыкие Под Сердючку скачут тра-та-та, Все – от Адыгеи до Калмыкии Пьют за день рождения Христа! Инженерчик – мымра двухъяичная, В рот усатый жахая полста, Травит анекдоты неприличные. Седня день рождения Христа. Жрут козюльки отпрыски беспечные, Тырят по карманам леденцы, Хныкают от папиной затрещины. «Merry Christmas!» — весть во все концы! Дядя Вова щупает монтажницу – Видимо, всё это неспроста. Веселитесь, бражники и бражницы – Сёдня – день рождения Христа! Тысячи вселенных в танце ляжечном Шмары в дискоклубах создают. А щеглы, прикусывая жвачками, Кровь Христову с бутылей клюют. Старая лежит – еблом в иконушку, Гноем наливается киста, Ждет спасенья старая бурёнушка – Сёдня день рождения Христа. Жрется торт, лакаются красители, За ноль пятью — новая ноль пять. Ждет народ пришествия спасителя, Чтоб потом опять его распять…
  • Я скрывать не стану, но до самого конца ненавижу я эту гадину — своего родного отца. Вот он приходит с работы и что-то верещит, и ставит рваные боты в наши кислые щи. Вот он жует котлету, анекдоты свои орет и вытирает газетой свой волосатый рот. Потом волосатой лапой горстями жрет винегрет и ложится с какой-то бабой, что меня родила на свет. Потом он свет выключает и хрюкает словно карась, и в темноте сверкает его единственный глаз. Я нему подползаю весь как есть нагишом, глаз его вырезаю грязным кухонным ножом. Эти благие порывы кончаются плохо у нас, нежно-розовой рыбой по ладони плавает глаз. Разрывает простынь с диким криком отец, я мечтаю про остров и сосу ленедец. Кто-то тихо смеется,кто-то орет в телефон, за окном восходит солнце — нежное как саксофон.
  • Рафинад… Белый выкормыш розовых сопель.. Два кусочека вкусной колбаски Песня в рубке на южном курорте, Кабардинка. Медузы. Закат. Каримат. Дома ждали сюрпризы под ёлкой… Все дарили друг другу подарки, И пардонили за громкость отрыжки, Чад бенгальских огней, конфетти и веселый каскад… Рафинад… Нежный выкидыш чистых простынок.. Восхительный умненький мальчик… Рос в приличной семье…Не грубил и трамал не колол. В доме лад. Все друг друга вокруг уважали… а по праздникам выдуманным и реальным наряжались в смешные костюмы, задували на торте свечу за столом. и в заснеженном сказочном доме ждал диванчик с душистой пижамой, чтоб забыться во сне… чтоб заснуть — и вас нет… Ты виновен, ты виновен… Ты не слышишь набата беды и зловещего треска жаровен, Смык бубонной чумы и каюк притаился гюрзой… Орды гадких марух слышат голос запекшейся крови. Нету сил взять осиновый кол, разогнать этот ковен… Мир жестокий вокруг музыкален и глух как Бетховен, Как обломок полярной звезды — и чудесен, и зол. Рафинад… Угощенье по праздничным датам… Беглый выкидыш пьяниц усталых… Там по праздникам выдуманным и реальным Наряжались пахучим бухлом и стоял перемат. И от бати летел боевой апперкот за вопрос «ты меня уважаешь? «Два кусочека тухлой колбаски» И медузами бляди лежат под усратым столом… В доме ад.. Папа ползал смешной без костюма, Пьяный ползал по полу собачкой, Задевая окурки колбаской кривой, Вспоминал о какой-то войне… В сердце яд. И все делали друг другу сюрпризы — Наставляли рога не краснея, Занимали и не отдавали,сдавали И хватались за нож по хуйне… гадких жизней свечные огарки, катафалки, давалки и варки… как забыться во сне? как забыть, что вас нет?… Ты виновен, ты виновен… Ты не слышишь ни пения птиц, ни целебного звона часовен, В безобразном пиру злой кадык обжигает ризоль, Орды гадких марух слышат голос запекшейся крови. Нету сил взять осиновый кол, разогнать этот ковен… Мир жестокий вокруг музыкален и глух как Бетховен, Как полярной звезды оперенье — чудесен, и зол.