Песня «Бантики»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

В доме шумно, в доме гам, в доме музыка, Пацаны расслабляются водкою, Ты валяешься голой на мусорке Вся в слезах и избитая плёткою. Над тобой, малолетней кокоткою, Надругались циничные взрослые. Ты себя утешаешь иголкою Кушать хуй под морфой всегда сноснее. А ведь когда-то у тебя были бантики, Ты была розовощёкою плаксою. Озорные канапатые мальчики Тебя в школе дёргали за косу. Ты была в школе первой красавице И читала про любовь всяки книжицы, Но однажды нажралась до беспамятства И ощутила, что в тебе кто-то движется. Кровь текла по, а ты стонала и охала. От экстаза чуть бошкою не сбрендила. А на утро проспалась и не вспомнила Незнакомого своего благодетеля. А ведь когда-то у тебя были бантики, Ты была розовощёкою плаксою. А теперь ыт понимала, что мальчики Только в школе дёргали за косу. Ты отбросила своих мишек плюшевых, Стала водку жрать, душиться и краситься. Убегала, мамку с папкой не слушала, Приглашали в кабаки старшеклассники. Подходили похотливые цунары, Отпускались комплименты шаблонные, И сажали в «жигулёнки» и «бумеры» Да ебали напролёт ночи лунные. А ведь когда-то у тебя были бантики, Ты была розовощёкою плаксою. Озорные канапатые мальчики Тебя больше не дёргают за косу. Фантастичен был прыжок в мир безжалостный, Ты шагала по земле с буквой алою. Из проверенных друзей лишь осталися Шприц, поллитра да гандон вместе с ганжею. А в доме шумно как всегда, в доме музыка Кобели добиваются палочки. Ты валяешься голой на улице, Вспомная свою милую мамочку.

Другие песни исполнителя:

  • Отрубили интернет — больше нет бойца. «Юный Вертер» сопли льёт на верёвку в мыле. Истерически вопит на «айфон» овца: «Домодедово – колхоз! Задержали вылет!» «Не прожарили стейк, спалили брокколи,» — Негодует хомячок-красные штанины. А по Невскому из «Моd»-а, да из «Цоколя» — Зомби «думские», упоротые в говнину. Маффин в горле комом. Не сбежать в дацан. Жмёт петля белоленточной паранойи, А в окопе на Донбассе сидит пацан Гришка Тишин. Там шмаляют. И он не ноет. А в окопе на Донбассе сидит пацан — Там война, там шмаляют, А он не ноет. Политологов кагал, громче улея «фейсбук», Кирпичами срут всезнайки-джемпера с коттона. Ваши дети курят спайсы, а у них – бамбук. Да на столе сухари, а у вас — крутоны. Мрачный выпердыш грозится намять бока! (В соцсетях пиздец легко как рассуждать о боли) У него туда поехать — кишка тонка. Впрочем, как и у тебя. А у меня — тем более. Маффин в горле комом. Не сбежать в дацан. Жмёт петля белоленточной паранойи, А в окопе на Донбассе сидит пацан Гришка Тишин. Там шмаляют. И он не ноет. А в окопе на Донбассе сидит пацан — Там война, там шмаляют, А он не ноет. Тут дымит с утра «Старбакс» и живот урчит. Там — дымит Донбасс. Сердца задавила жаба: Почему оно не грянет, почему молчит Это небо, суровое как Челяба? Маффин в горле комом. Не сбежать в дацан. Жмёт петля белоленточной паранойи, А в окопе на Донбассе сидит пацан Гришка Тишин. Там шмаляют. И он не ноет. А в окопе на Донбассе сидит пацан — Там война, там шмаляют, А он не ноет. А в окопе на Донбассе сидит пацан… Там война…
  • Солнце над погостом, светит на венки Птичий глушат Госпел*, ткацкие станки Пугало в манишке, летом и зимой Весь в снегу сынишка прибежал домой Ржавая калитка, “Осторожно пес” По гранитным плиткам, скачет дед мороз. Милая готовит сладкие блины Насумила брови, дождалась с войны. ПРИПЕВ: Сидим, ты да я, давим танчики в денди, На полке свинья, там в свинье живут деньги. На черном пруду, в шалаше, тайны схрон, Монеты, патроны, да перья ворон. А завтра придут равнодушные танки И дом наш сметут, разравняют останки. И резать нас будут, как грязных свиней Им можно, они на священной войне. Вот моя деревня, вот мой дом родной Пашни и коренья съедены войной Тапки пахнут псинкой, дым стоит столбом Солнце апельсинкой в небе голубом Рубка бубнит горько, сядь да уши грей Ядерные гонки, терки упырей Превращают в ранчу, святы Аркаим Не отдали раньше, снова отстоим Крадутся солдаты, тревога, дум-дум А я не хочу отдавать им свой дом Свой порванный мяч, на пустынном дворе, Свой сказочный храм на высокой горе Девчонок что песни поют у костра Братишку что удит в реке осетра Угодья что кровью достались дедам Скотов буду рвать, не отдам! не отдам! ПРИПЕВ: Сидим, ты да я, давим танчики в денди На полке свинья, там в свинье живут деньги На черном пруду, в шалаше, тайны схрон. Монеты, патроны, да перья ворон. А завтра придут равнодушные танки И дом наш сметут, разравняют останки. И резать нас будут, как грязных свиней Им можно, они на священной войне. Не бойся все это с тобою во сне… Не бойся все это с тобою во сне… Не бойся все это с тобою во сне… Во сне.. во сне.. с Тобою во сне… С Тобою во сне…
  • Колька в тельнях себе рыдает, Водкой давится, мамке врет Сколько денег ему не дай Он их все всё равно просрёт. Простота, простатит и страх. Смачным выменем виснет смерть и тлен. Колька любит в снежки играть и надеется встать с колен. Барахлит трепыхания Анаха У седых детей горький смех Исподлобья смотрят окна голодных хат Птицы лают: «А нах приех? Эх!» И мне по боку есть ли жи И кого там и чем задел. Да мне похуй где ты служил, Мне насрать где ты там сидел Колька в тельнях себе рыдает, Водкой давится, мамке врет Сколько денег ему не дай Он их все всё равно просрёт. Простота, простатит и страх. Смачным выменем виснет смерть и тлен. Колька любит в снежки играть и надеется встать с колен. Поясни за шмот дерзким высером Сучьи выселки скалят рот Спичкой тонкой за стенкой сгорает сват, Согревая родной завод В облаках, что зимы седей Отмерцали звезды-бомжи Расцветает грядущий день Спорыньей на парчовой ржи Колька в тельнях себе рыдает, Водкой давится, мамке врет Сколько денег ему не дай Он их все всё равно просрёт. Простота, простатит и страх. Смачным выменем виснет смерть и тлен. Колька любит в снежки играть и надеется встать с колен. Здесь до пят лишаями оброс мастиф, Свиснет лобстер свернув в Тянь-Шань, Но последняя шлюха сможет тебя спасти И у гопника есть душа. И пробьется ее гобой Через тракторный душный ор. И порою готов с тобой Поделиться последним вор
  • Скажи ка мне дядя без всякой пизды, Ведь даром палили пожаром. Просрали Москву, Кемску воласть Бразды управленья, отдали Хазарам. Святыни у псов, глаза на засов, Ленивые жопы на печьке. Горынычу дев, чухонцу лесов, Терпильнику шкалик и свечку. Великий народ на прадедовых плитах Вприсядку, ни срама, ни веры Кривые улыбки на рожах побитых, В карманах стучат револьверы. Гремучий берди, хочешь выжить кради, пир горою, и на пропалю Иуда приди, я так ждал твоего поцелуя. Возможно, ты будешь одет — В наглаженный китель сержанта. А может смешной балахон «Punks not Dead» В очках и чекистской кожанке. А может быть, будешь, застольным кентом, Острить, подливать, звать меня «brother». Но ты не смекинешь ни разу о том Что я тебя выкупил сразу. По липкому меду в устах, По шустрым глазам по прищуру В зрачках не увижу **** На лубянских крестах, **** угли. в их адских печурах. Стальной и больной, колёсый в груди, весь черный, как Гарлемский лувий Иуда приди, мир так ждал твоего поцелуя Обстрел над Белградом и вот ты в окопе, Один, как лычка на рваном погоне. Тебя обложили, во фляжке глоток, Отрублена, связь с Пентагоном. Последний патрон, отсырел, А рядом вповалку, двенадцать разбухших корнетов. В воде не тонул, в огне не горел, Так и помер разменной монетой. А дома седая невеста — Хранит твои письма, кусает губища. Бьется листва об холодный гранит, На ветряном сельском кладбище. Медведки ползут, из пробитой груди, опарыши в лаве … Иуда приди, мир так ждал твоего поцелуя Чернявые чандалы, Брэнданы Ли, Над рваной помойкою драют ****** проебали в лапту, Куркули, забор на дрова разбирают. В Огне с головою, ушли полюса, Заводы ревут и борзеют. В Спартанских, счетских, хиросимских, Детей голоса, у черных руин Колизея Приди, пятиногий пиздец, и наступит весна, За окнами каменной крытки. От жраки распухнет десна, А коллеге пришлет Санта-Клаус открытку. Воздастся трусливым врагам, толстобрюхим делягам, и толстым холуям Иуда приди, и кнутом по губам.