Песня «Бантики»
исполнителя Бранимир.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

В доме шумно, в доме гам, в доме музыка, Пацаны расслабляются водкою, Ты валяешься голой на мусорке Вся в слезах и избитая плёткою. Над тобой, малолетней кокоткою, Надругались циничные взрослые. Ты себя утешаешь иголкою Кушать хуй под морфой всегда сноснее. А ведь когда-то у тебя были бантики, Ты была розовощёкою плаксою. Озорные канапатые мальчики Тебя в школе дёргали за косу. Ты была в школе первой красавице И читала про любовь всяки книжицы, Но однажды нажралась до беспамятства И ощутила, что в тебе кто-то движется. Кровь текла по, а ты стонала и охала. От экстаза чуть бошкою не сбрендила. А на утро проспалась и не вспомнила Незнакомого своего благодетеля. А ведь когда-то у тебя были бантики, Ты была розовощёкою плаксою. А теперь ыт понимала, что мальчики Только в школе дёргали за косу. Ты отбросила своих мишек плюшевых, Стала водку жрать, душиться и краситься. Убегала, мамку с папкой не слушала, Приглашали в кабаки старшеклассники. Подходили похотливые цунары, Отпускались комплименты шаблонные, И сажали в «жигулёнки» и «бумеры» Да ебали напролёт ночи лунные. А ведь когда-то у тебя были бантики, Ты была розовощёкою плаксою. Озорные канапатые мальчики Тебя больше не дёргают за косу. Фантастичен был прыжок в мир безжалостный, Ты шагала по земле с буквой алою. Из проверенных друзей лишь осталися Шприц, поллитра да гандон вместе с ганжею. А в доме шумно как всегда, в доме музыка Кобели добиваются палочки. Ты валяешься голой на улице, Вспомная свою милую мамочку.

Другие песни исполнителя:

  • Я лежу в кузовке безмятежен, нарядно одет. Чинно шествуют люди исполнены мрачными мыслями. Эка невидаль — жив был вчера, а теперича — нет. Все земные пути можжевельником выстланы. А еще день назад я был чопорен, прян и румян, Зарабатывал бакcы и носил пальтишко английское… А теперь зелен сам, ну а мой макинтош деревян Все земные пути можжевельником выстланы. Мать-земля поёт — сыновей зовёт После долгих лет будет вечный свет… После долгих лет будет вечный свет… В этот мир мы приходим наги — и скорей в сапоги Воевать меж собою за лакомый кус да за грошики. Но сколь не хапай добра — не забрать на тот свет серебра. Все земные пути можжевельником ложены. И один просто знает про смерть не memento ней, А другой её хочет спугнуть, путешествуя в Икстланы Но и цари и холопы — все станут снедью червей Все земные пути можжевельником выстланы. Мать-земля поёт, сыновей зовёт После долгих лет будет вечный свет… И нас так много швецов и жнецов, на дуде игрецов И все кругом от пажа до бомжа норовят стать министрами И порой не понять: чей путь пагубен, чей образцов. Все земные пути можжевельником выстланы. О грехах своих вспомним мы только на смертном одре, Озарённые светом великой незыблемой истины. Все мы гнили при жизни — теперича будем гореть. Все земные пути можжевельником выстланы Мать-земля поёт — сыновей зовёт После долгих лет будет вечный свет… После долгих лет будет вечный свет…
  • Пидорасы, дартаньяны, тарапуньки, штепселя – Все знают, что всё распиздато только в телеке. «В голубом одеяле» чьи-то «юные тела», А чьи-то юные тела – в багровом Тереке. Кто-то капает на лобстера младенческой слезой, Нюней скрипки страдиварской умиляется. А кто-то хуй без соли в сухомятку жрёт с бузой, Контрафактным бычьим пойлом похмеляется. Руки в стружке, жопы в мыле, в карманах по «Прима»-ку – Пролетарские замученные лошади. Добролицые брошюрцы «чешут», вечно начеку – Старушенций опускают на жилплощади. Я люблю тебя, планета, захлебнись ты, бля, в крови, Злоебучая ты золушкина мачеха! Растерявшие носы и нюхи на фронтах любви Лепрозорские засранцы кличут папочку: Припев: «Когда же ты нажрешься, Яшенька? Редеет и редеет пашенка! Когда же ты нажрешься, Ёгова? Обжора-Баррабек ты ёбаный! По совести, по чести, без обмана, без греха Живи да наживай счета с циррозами. На поминках твоих братушки будут рвать меха, Наследнички табе обложат розами. Бухнут, взгрустнут, зароют и пойдут вершить свой труд Сизифы-кореша – ворочать камушки. Их дети – укротители ботанов и зануд – Без башен как булгаковская Аннушка. Трепещут пред тобою суеверные скопцы, Целуют в жопу верные свидетели. Брюхаты кобели-попы пречистые отцы – Все славят твои, Яшка, добродетели. А ты лежишь султаном и глядишь на наш шабаш, И машут ангелочки опахалами. Из бабкиных коронок позолочен твой шалаш И вымощен смиренными ебалами… Припев: . Страшась зубовных скрежетов, поветрий и холер Стоят пенсионерки кверху крупами. Все дрочат на тебя, о, Всемогущий Кавалер, И даже маковки церквей торчат залупами. А если в горнем мире наступали холода, Ты грелся астрономами и ведьмами. У патеров твоих они не брали на рота И потешались над твоими бреднями Пиздатый ты бугор – «трясись, молись и потакай». А вместо помощи – упреки да стращания. Ты бы лучше своим овцам показал кекусинкай, А не пудрил мозг пустыми обещаньями. Мы кропим друг другу спины ядовитою слюной, По сожженным нивам шастаем гаврошами. Чего ты прячешь рыло за кадильной пеленой? Пожалей своих ублюдков недоношенных!
  • Научала Ленку мать, как лохушку продавать Подбирала на лохушку купца, Не простое это дело в нашем хуторе сыскать Нарежальца, чтоб кормильца и ебца. Научала Ленку мать, как лохушку продавать Говорила, — Посмотри на Петра. Помнишь с ним в девятом классе, под развесистой сосной Со стройбата дембельнулся он весной. Пахнет ягодным веном, угловат как хуй с говном Кинет палку отвернется к стене. Курит приму сам глупой, вся получка на пропой Женишок такой никак не по мне, Сизожопый принц на белом коне Научала Ленку мать, как лохушку продавать Говорила, — Вон Рамзам, посмотри !!! У Рамзама хуй большой, он торгует анашой Его прадед был Турецким пашой Только нахуй мне он впал, этот ебаный шакал? Волосатый, рожа бура как кал Плохо русский говорит, паранджа носить велит А ещё тайком ишачка он скоблит Очень падок на Ишачка Джигит Научала Ленку мать, как лохушку продавать — Та на Лёню тоже Лена посмотри Денег куры не клюют, в доме чисто и уют За Освенцим ему пенсию дают — Мама, мама “Jude Nicht”!!! Нахуй мне такой жених? Он же жадный и с большим шнапоком И ему в кебуци мам, хуй обстригли пополам Пропаду я мам с таким женишком С этим юным и забавным лошком Научала Ленку мать, как лохушку продавать Через дом от нас живет Родион Он с иголочки одет, в юны годы был кадет Часто ходит в стадион на балет — Мама, боже упаси, не пойду, и не проси Родион предпочитает “пасив” По профессии стилист, сам худой как банный глист Без-пантовый пидарас и вафлист. И любовник у него окулист. Научала Ленку мать, как лохушку продавать. Но купца увы никак не нашлось. Этот муха, этот дрочит, этот пол мужской порочит Этот “Чушка” этот ебаный лось. Нет у нас богатырей, расплодилось упырей Под венец из них ни с кем не пойду. Ленка слезы проглотила, залпом двести накатила И на утро утопилась в пруду.
  • Горе, опухшими веками бледной старухи на стол опускается стопка. Горе, перебери столько дорог, что и гроб замаячит, как ротная койка. Губою заячьей небо весит над куском человека в брезентовой марле. Почему следы незнакомцев ведут в бурелом непролазный из маминой спальне? Горе, капелька, пушечка, небо с овчинку, знала бы кукушечка убила девчинку. Пальцы подушечками по коробочке вымученно чиркала. Земля меня выучила косой и киркаю. Горе, цвета бесцветного люди-продукты, сплюнит в открытую дверь небесный кондуктор. Небесный продуктор одарет бесцветьем. Они еще живы, но как это спеть им? Месяц недоношенный жаждет подношения. Что засим это небо? Целовали глаза, каждый дюйм ядовитого неба. Где больная вода вытекала из туч. Злополучного солнышко луч пробивался, так рьяно, он хотел щекотать твоё тело. А в ковре, на поляне. По печальной щеке проползал скарабей. А не броский старик, не броско одетый старик. Он прелег отдохнуть или умер.
  • Красной мантией зарница, падает на зонтики На шезлонгах луч дразнится, пусто в кресле Понтия. Там горой туман проколот, древних вод величие А в садах могильный холод, трели злые птичие. Годы черной лихорадкой, сгинут с ними, сгинете Банга воду пьёт украдкой c голубых Infiniti В полдень жадно, ловит гномом, солнца желтый гонг «Время оно», грянет громом, в Мир вернется Бог В Мир вернется Бог. В мрачных гущах отрешенно, страх живет все спутавший. Дышит кобра капюшоном, в ночь курлычут дутыши Пятна вязкого граната, на застольной скатерти Ни Пилата, ни сената, ни шнырей на паперти Аки обре, аки обре, лишь луны горошина Банга спит, убитый коброй, спит в траве не кошеной. Тошно всем, тебе и нам, от себя хорошего. Тишина, тишина, звезд златое крошево Годы черной лихорадкой, скинут с ними, сгинете Банга воду пьет украдкой, c голубых Infiniti В полден жадно ловит гномом, солнца желтый гонг, “Время оно” грянет громом, в Мир вернётся Бог В Мир вернется Бог.