Песня «Плохая репутация»
исполнителя Странные Игры.
Скачать или слушать онлайн

00:00/00:00

Текст песни:

В нашем маленьком городке
У всех моё имя на языке.
Бешусь я или же тих и нем,
Я всё равно слыву невесть кем.
Не причинял я вреда никому,
Тем, что мне нравилось жить одному.
Но люди обычно не любят таких,
Кто хоть чуть-чуть не похож на них.
И все меня кляли наперебой,
Кроме немых, уж само собой.

Я в праздник не покидал кровать
И оставался спокойно спать,
И музыка, что звучала в окне,
Не относилась ко мне.
Не причинял я вреда никому,
Следуя мирно пути своему.
Но люди обычно не любят таких,
Кто хоть чуть-чуть не похож на них.
И пальцем тыкал в меня любой,
Кроме безруких, само собой.

Однажды я, на свою беду,
С воришкой яблок столкнулся в саду.
Беднягу хозяин догнал почти,
Но я у хозяина встал на пути.
И хоть я вреда никому не принёс,
Тем, что мальчишка ноги унёс,
Но люди обычно не любят таких,
Кто хоть чуть-чуть не похож на них.
И вслед мне бросились все гурьбой,
Кроме безногих, само собой.

Теперь пророки мне не нужны,
Часы мои и так сочтены,
Вот только покрепче отыщут пеньку,
И буду болтаться я на суку.
И хоть никому не сделал я зла,
Ступив на дорогу, что в Рим не вела,
Но люди обычно не любят таких,
Кто хоть чуть-чуть не похож на них.
Придут поглазеть на меня толпой,
Кроме слепых, уж само собой.

стихи Жоржа Брассенса "Плохая репутация"

Другие песни исполнителя:

  • Постоянство веселья и грязи Вода в реке журчит, прохладна, И тень от гор ложится в поле, и гаснет в небе свет. И птицы уже летают в сновиденьях. А дворник с черными усами стоит всю ночь под воротами, и чешет грязными руками под грязной шапкой свой затылок. И в окнах слышен крик веселый, и топот ног, и звон бутылок. Проходит день, потом неделя, потом года проходят мимо, и люди стройными рядами в своих могилах исчезают. А дворник с черными усами стоит года под воротами, и чешет грязными руками под грязной шапкой свой затылок. И в окнах слышен крик веселый, и топот ног, и звон бутылок. Луна и солнце побледнели, созвездья форму изменили. Движенье сделалось тягучим, и время стало, как песок. А дворник с черными усами стоит опять под воротами и чешет грязными руками под грязной шапкой свой затылок. И в окнах слышен крик веселый, и топот ног, и звон бутылок. 14 октября 1933 (Д.Хармс)
  • Как будто из Гейне Помню я тебя ребенком, Скоро будет сорок лет; Твой передничек измятый, Твой затянутый корсет. Было в нем тебе неловко; Ты сказала мне тайком: «Распусти корсет мне сзади; Не могу я бегать в нем». (о! вабене...) Весь исполненный волненья, Я корсет твой развязал... Ты со смехом убежала, Я ж задумчиво стоял. Козьма Прутков Первая публикация — в «Современнике», 1860, № 3. Безусловно, Гейне — любимый поэт Пруткова-подражателя
  • На перекрестке себя поджидал я Чтобы себя самого напугать И в самом деле, когда увидал я себя То отпрянул в ужасе вспять И ведь немного прошел я вроде Меньше квартала всего-то пути Так круглый год при любой погоде Можно себе развлеченье найти.
  • Солнце летнее сияло, Словно Вольтова дуга. Рядом с ним Она стояла. Я сказал себе: "Ага!" По портрету и приметам Знал, что вижу я врага И опасного при этом: "Ну теперь держись" - Ага! Тут от долгого стоянья Затекла моя нога. Не стерпел я ожиданья И опять сказал: "Ага!" Крикнул я, чтоб было внятно: "Слушай, старая карга! Всё кругом моё, понятно? Йес? Ферштейн? Яволь? - Ага!"